Итак два града созданы двумя родами любви

Это она, [философия], учит, и учит справедливо, не почитать решительно ничего, а презирать все, что только ни зрится очами смертных, чего только ни ка­сается какое-либо чувство. Это она обещает показать с ясностью бога истиннейшего и таинственнейшего, и вот — вот как бы обрисовывает уже его в светлом ту­мане (Против академиков I, 1).

Мудрость. по моему мнению, есть не одно знание, но и тщательное исследование вещей человеческих и божественных, относящихся к жизни блаженной. Если захочешь разделить это определение на части, то часть первая, которая говорит о знании, относится к богу, а та, которая довольствуется исследованием, — к чело­веку (Против академиков 1,8).

Разум. Пока живем мы в этом теле, мы решительно должны избегать этого чувственного и всячески осте­регаться, чтобы липкостью его не склеились наши крылья, которым нужно быть вполне свободными и совершенными, чтобы мы могли воспарить к оному свету из этой тьмы, ибо свет тот не удостоит и пока­заться заключенным в эту клетку, если они не будут такими, чтобы могли, разбив и разломив ее, улететь в свои воздушные области. Поэтому, как скоро ты станешь таким, что ничто земное не будет доставлять тебе решительно никакого удовольствия, поверь мне, в ту же самую минуту, в тот же самый момент ты уви­дишь что желаешь (Монологи I, 14).

Разум. Нужно ли после этого снова трактовать о науке рассуждения? Покоятся ли фигуры геометриче­ские на истине, или в них самих заключается истина, никто не усомнится, что они содержатся в нашей душе, т. е. в нашем уме; а отсюда необходимо следует, что и истина существует в нашей душе. Следовательно, душа бессмертна. Поверь же наконец своим выводам, поверь истине: она провозглашает, что обитает в тебе, что бессмертна она и что никакая смерть тела не мо­жет вытащить из-под ней ее седалища. Отвернись от своей тени, возвратись в себя самого; для тебя нет другой погибели, кроме забвения, что ты погибнуть не можешь (Монологи II, 19).

Не тем человек сделался похожим на дьявола, что имеет плоть, которой дьявол не имеет, а тем, что жи­вет сам по себе, т. е. по человеку. Ибо и дьявол захо­тел жить сам по себе, когда не устоял во истине; так что стал говорить ложь от своих, а не от божьих — стал не только лживым, но и отцом лжи (Иоан. VIII, 44). Он первый солгал. От него начался rpesfj- от него же началась и ложь (О граде божием XIV, 3).

Итак, когда человек живет по человеку, а не по богу, он подобен дьяволу (О граде божием XIV, 4).

Для того чтобы род человеческий не только соеди­нить взаимно сходством природы, но и связать в со­гласное единство мира в известном смысле узами кров-

ного родства, богу угодно было произвесть людей от одного человека. Сказали также, что этот род не уми­рал бы и в отдельных личностях, если бы того не за­служили своим неповиновением первые два человека, из которых один создан из ничего, а другая из первого. Они совершили такое великое преступление, что вслед­ствие его изменилась в худшую самая природа чело­веческая и передана потомству повинная греху и не­избежной смерти. Царство же смерти до такой степени возобладало над людьми, что увлекло бы всех как к заслуженному наказанию, во вторую смерть, которой нет конца, если бы незаслуженная благодать божия не спасла от ней некоторых. Отсюда вышло, что, хотя та­кое множество и таких многочисленных народов, жи­вущих по лицу земному каждый по особым уставам и обычаям, и различается между собою многочисленным разнообразием языков, оружия, утвари, одежд, тем не менее существовало всегда не более как два рода че­ловеческого общения, которые мы, следуя Писаниям своим, справедливо можем называть двумя градами. Один из них составляется из людей, желающих жить в мире своего рода по плоти; другой — из желающих жить также по духу. Когда каждый из них достигает своего желания, каждый в мире своего рода и живет (О граде божием XIV, 1).

Итак, два града созданы двумя родами любви: зем­ной — любовью к себе, доведенною до презрения к богу, а небесный — любовью к себе, доведенною до презрения к самому себе. Первый затем полагает славу свою в самом себе, последний — в господе. Ибо тот ищет славы от людей, а для этого величайшая слава бог, свидетель совести. Тот в своей славе возносит главу свою, а этот говорит своему богу: слава моя, и возносяй главу мою (Пс. III, 4). Над тем господствует похоть господствования, управляющая и правителями его, и подчиненными ему народами; в этом по любви служат взаимно друг другу и предстоятели, руководя, и подчиненные, повинуясь. Тот в своих великих людях любит собственную силу, а этот говорит своему богу: возлюблю тя, господи, крепосте моя (Пс. XVII, 2) (О граде божием XIV, 28).

Думаю. что мы уже достаточно сделали для реше­ния великих и весьма трудных вопросов о начале мира, души и самого человеческого рода. Последний мы раз­делили на два разряда: один — тех людей, которые живут по человеку, другой — тех, которые живут по богу. Эти разряды мы символически назвали двумя градами, т. е. двумя обществами людей, из которых од­ному предназначено вечно царствовать с богом, а дру­гому подвергнуться вечному наказанию с дьяволом (О граде божием XV, 1).

Мы находим в земном граде два вида: один — представляющий самую действительность этого гра­да, а другой — служащий посредством этой действи­тельности для предизображения небесного града. Граждан земного града рождает испорченная грехом природа, а граждан града небесного рождает благо­дать, освобождающая природу от греха; почему те называются сосудами гнева божия, а эти — сосудами милосердия (Римл. IX, 22, 23) (О граде божием XV, 2).

Управляют те, которые заботятся, как муж — же­ною, родители — детьми, господа — рабами. Повину­ются же те, о которых заботятся, как жены — мужьям, дети — родителям, рабы — господам (О граде божием XIX, 14).

Это предписывает естественный порядок, так создал человека бог. Да обладает, говорит он, рыбами морски­ ми, и птицами небесными, и всеми гады, пресмыкаю­ щимися по земле (Быт. I, 26). Он хотел, чтобы разум­ное по образу его творение господствовало только над неразумным: не человек над человеком, а человек над животным. Оттого первые праведники явились больше пастырями животных, чем царями человеческими: бог и этим внушал, чего требует порядок природы, к чему вынуждают грехи. Дается понять, что состояние раб­ства по праву назначено грешнику. В Писаниях ведь мы не встречаем раба прежде, чем праведный Ной по­карал этим именем грех сына (Быт. IX, 25). Не при­рода, таким образом, а грех заслужил это имя. Назва­ние же рабов (servi) на языке латинском имеет, по-видимому, такое происхождение: когда победители тех,

кого по праву войны могли убить, оставляли в живых, последние делались рабами, получая название от со­хранения (serviaservando). И в этом даже случае не-беспричастен грех. Ведь и в то вермя, когда ведется справедливая война, ради греха подвергает себя опас­ности противная сторона, и всякая победа, хотя бы склонилась она и на сторону дурных, по суду божест­венному уничижает побежденных, или исправляя, или наказывая грехи. Итак, грех — первая причина раб­ства, по которому человек подчиняется человеку в силу состояния своего; и это бывает не иначе как по суду божию, у которого нет неправды и который умеет рас­пределять различные наказания соответственно винам согрешающих. Лучше быть рабом у человека, чем у похоти; ибо самая похоть господствования, чтобы о других не говорить, со страшною жестокостью опусто­шает души смертных своим господствованием. В по­рядке же мира, по которому одни люди подчинены другим, как уничижение приносит пользу служащим, так гордость вредит господствующим. Но по природе, с которою бог изначала сотворил человека, нет раба человеку или греху. Впрочем, и присужденное в нака­зание рабство определяется в силу того же закона, ко­торый повелевает сохранять порядок естественный и запрещает его нарушать, потому что, не будь проступ­ка против этого закона, нечего было бы наказывать принуждением к рабству. Почему апостол увещевает и рабов подчиняться господам и служить им от души с готовностью (Ефес. VI, 6, 7),т. е. чтобы, если не мо­гут получить от господ своих свободы, они сами сде­лали некоторым образом служение свое свободным, служа не из притворного страха, а по искреннему расположению, пока прейдет неправда, упразднит­ся всякое начальствование и власть человеческая, и будет бог всяческая во всех (О граде божием XIX, 15).

Итак, этот небесный град, пока находится в земном странствовании, призывает граждан из всех народов и набирает странствующее общество во всех языках, не придавая значения тому, что есть различного в правах, законах и учреждениях, которыми мир земной устанав-

ливается или поддерживается; ничего из последнего не отменяя и не разрушая, а, напротив, сохраняя и соблюдая все, что хотя у разных народов и различно, но направляется к одной и той же цели земного мира, если только не препятствует религии, которая учит почитанию единого высочайшего и истинного бога (О граде божием XIX, 17).

Весь человеческий род, жизнь которого от Адама до конца настоящего века есть как бы жизнь одного че­ловека, управляется по законам божественного про­мысла так, что является разделенным на два рода. К одному из них принадлежит толпа людей нечестивых, носящих образ земного человека от начала до конца века. К другому — ряд людей, преданных единому богу, но от Адама до Иоанна Крестителя проводивших жизнь земного человека в некоторой рабской правед­ности; его история называется Ветхим заветом, так сказать обещавшим земное царство, и вся она есть не что иное, как образ нового народа и Нового завета, обещающего царство небесное. Между тем временная жизнь последнего народа начинается со времени при­шествия господа в уничижении и [продолжается] до са­мого дня суда, когда он явится во славе своей. После этого дня, с уничтожением ветхого человека, произой­дет та перемена, которая обещает ангельскую жизнь; ибо все мы восстанем, но не все изменимся (I Коринф. XV, 51). Народ благочестивый восстанет для того, что­бы остатки своего ветхого человека переменить на но­вого; народ же нечестивый, живший от начала до конца ветхим человеком, восстанет для того, чтобы подверг­нуться вторичной смерти. — Что же касается подраз­деления [того и другого народа] на возрасты, то их найдут те, которые вникают [в историю]: такие люди не устрашатся пред судьбою ни плевел, ни соломы. Ибо нечестивый живет ведь для благочестивого и грешник — для праведника, чтобы чрез сравне­ние с нечестивым и грешником человек благочести­вый и праведный мог ревностнее возвышаться, пока достигнет конца своего (Об истинной религии XXVII).

источник

Два гражданства и два Града

к проблеме электронного паспорта

Итак, два града созданы двумя родами любви: земной – любовью к себе, дошедшею до презрения к Богу; небесный – любовью к Богу, дошедший до презрения к себе.

Бл. Августин. О граде Божием. кн. 14, гл. 28

И потому в грядущем звере будет восстановление всего нечестия и всякого коварства, чтобы вся богоотступническая сила, собравшись и заключившись в нем, ввержена была в печь огненную.

Свмч. Ириней Лионский. Против ересей, кн. 5, гл.29

П еред началом Великого поста Церковь Христова совершала память Преподобных отцов в подвиге просиявших, тем самым Церковь Христова литургически указала свои чадам на духовные ориентиры христианской жизни – православное монашество. В Триоди, в стихирах вечерни пятницы сырной седмицы на «Господи воззвах» мы слышим как Церковь именует преподобных отцов просиявших в монашеском подвиге «гражданами царства небесного». И вот почему. Жизнь монашества протекает в непрерывном подвиге поста, молитвы, покаяния, трезвения и внимания – это исполнение заповеди Христа «бдите и молитеся, ибо не знаете, когда наступит это время». [1] Не внешними одеждами, а своим принципом внешней жизни и внутреннего постоянного трезвения, внимания — хранения чистоты и неоскверненности ума от всякого греховного впечатления, что собственно и составляет тропос-образ монашеского жительства, является примером для каждого христианина. Но монашество, как житие внешне отделенное от социума и чуждое его проблем внешне, на самом деле является выражением тропоса жития первохристиан. Чтобы это понять достаточно соспоставить святоотеческое учение о монашестве [2] с описанием жизни христиан 2 столетия, которое мы находим в таком раннехристианском памятнике как «Послание к Диогнету». Процитируем некоторые показательные места из этого важного источника раннехристианской письменности: «Христиане не отличаются от прочих людей ни страною, ни языком, ни житейскими обычаями. Они не населяют где-либо особенных городов, не употребляют какого-либо необыкновенного наречия, и ведут жизнь ни чем не отличную от других». Но далее в этом послании говорится о самом важном, об образе жизни, которым все-таки христиане выделялись от римского общества распущенности, культа удовольствий и праздности. «Но обитая в эллинских и варварских городах, где кому досталось, . они представляют удивительный образ жизни. Живут они в своём отечестве, но как пришельцы; имеют участие во всем как граждане, и все терпят как чужестранцы. Для них всякая чужая страна есть отечество, а всякое отечество – чужая страна. Они живут во плоти, но живут не по плоти. находятся на земле, но суть граждане небесные. Повинуются постановленным законам, но своею жизнью превосходят самые законы. Они любят всех и бывают преследуемы. Их не знают, но осуждают, умерщвляют их, но они животворятся: они бедны, но многих обогащают, всего лишены, и во всем изобилуют». [3]

Описывая высоту христианского образа жизни, чуждого всякого пристрастия к удовольствиям, привязанности к земному, автор послания именует христиан «гражданами небесными». Такое наименование христиан отражает ту важную особенность христианства как всецелая принадлежность Христу, которая и становится мерилом отношения христианина как члена тела Христова, то есть Церкви к земной жизни и законам государства. Но этот образ жизни христиан, их соединенность с Богом истинным, является «душой для мира», доброй закваской, сохраняющий мир от погибели в разврате. «Бессмертная душа обитает в смертном теле: так и христиане обитают, как пришельцы, в тленном мире, ожидая нетления на небесах», — читаем в послании. Однако дьявол, как ненавистник человека, противник его спасению, вооружает против христиан людей разного положения, пытается через них уничтожить Церковь. Эта ненависть порождает «тайну беззакония» [4] , которая противоположна «тайне благочестия» [5] . Первая стремиться поработить человечество дьяволу, а второе, как пришествие в мир Бога Слова, соделать человека «чадом Божиим» и причастником небесного царства.

Человек становится причастником Христова царства и гражданином неба с момента принятия святого Крещения. Через него человек становится членом Богочеловеческого тела – Церкви Христовой. Однако дальнейшее гражданство в царстве Христа определяется следование Христу, через добродетельную жизнь и борьбу с пороками и страстями, привычками и греховными наклонностями. Иначе это апостол Павел называет как «жизнь по духу, а не по плоти». «Ибо живущие по плоти», хотя и крещенные, «Богу угодить не могут» [6] . «Дела плоти», перечисляемые апостолом Павлом, лишают человека небесного гражданства и делают невозможным для человека «наследовать жизнь вечную».

То есть грех, которым является не только совершенное человеком действие, но и «исходящие из сердца» злые дела и помышления приобщают человека к царству мира сего, царству и державе дьявола.

В этих двух устроениях человека, или можно сказать приобретенных навыках человека, выражаются те качества, которыми определяется его принадлежность к небесному или земному гражданству. А если говорить языком блаженного Августина – к граду Небесному или к граду земному. Эти два града, как пишет бл. Августин, в этой земной жизни переплетены между собой. «Гражданина земного града рождает испорченная грехом природа, а граждан града небесного рождает благодать, освобождающая природу от греха; поэтому первые называются сосудами гнева Божия, а последние – сосудами милосердия». [7]

Итак, в земной жизни до времени Второго пришествия Христа сосуществуют два града и два гражданства, они пересекаются между собой и смешаны друг с другом. Но при этом Град Божий и гражданство небесное, то есть Церковь Христова, храня мир с Градом земным, и любя постоянно нападающих на него граждан земных, остается внутренне отделенным от Земного Града.

В сознании Христианства принадлежность к небесному гражданству превалировала над внешним земным гражданством, послушанию закону гражданскому. Оно осуществлялось только в рамках непротиворечивости принципам веры и образу жизни христиан. Любое прямое или косвенное участие в нечестии «граждан земли», а тем более участие в языческом культе в любой форме является для христианина грехом, отречением от Христа. Даже кидающий ладан в курильницу перед статуей бога или богини, хотя публично не отрекался от веры, но само данного рода действие в церковном сознании изначально воспринималось не как компромисс, а как измена Христу, как отречение от Христа и веры. Кстати казать такой вид отречения от Христа совершают те православные епископы и миряне, которые принимают в рамках ВСЦ участие в экуменических молитвах и церемониях. По учению апостола Павла не только участие в религиозном культе и ядение идоложертвенного является преступлением и грехом, вступлением общение с бесами [8] , но также им является и служение греху и страсти. Он это называет также идолопоклонством, а значит оно есть отречение от Христа и своего «небесного гражданства». Поэтому апостола Павел и говорит, что «блуд и всякая нечистота и любостяжание не должны даже именоваться у вас, как прилично святым», то есть нам христианам. [9] И если христианин не кается и не исправляется, не изживает из себя порок, то он лишь внешне и формально принадлежит Церкви. И эта формальная принадлежность, как недвусмысленно доказывают факты из истории, является реальной базой и фундаментом для отпадения от Христа в условиях гонений, когда необходимо явить твердость в исповедании веры.

Как христианину следует отнестись к современному электронному паспорту? В принципе об этом существуют высказывания богопросвещенных подвижников веры, таких как старец Паисий Святогорец, архимадрит Иустин Пырву, архим. Кирилл (Павлов). Но чтобы понять пораженному рационализмом уму современного человека, что их позиция верна, что именно через них как чрез свои избранные сосуды Господь являет Свою волю и истину необходимо прибегнуть и к данным Священного Писания, и к учению Церкви, и к данным современной науки в области в передовых технологий.

Свт. Андрей Кесарийский : «Что же в точности касается числа (666) и всего о нем написанного, время откроет и опыт трезвящимся». (PG. 106,p. 340 C)

Свт. Арефа Кесарийский : «И что есть начертание, имя зверя добавляет? Двояким образом его можно узнать: или через обращение к его имени, или же число. И число же имени зверя повсюду распространится, в купле и продаже, дабы кто не имеет его на себе, из-за нужды в необходимом скончался. Число же имени человеческого, ни тайное, ни двойственное, но число испытанное и знакомое для людей. А число сосчитанного имени шетьсот шестьдесят шесть». (PG. 106,p. 681 В)

Свт. Арефа Кесарийский : «Точность относительно числа (666), как и всего того, что о нем написано, откроет время и опыт трезвящимся». (там же. )

Свт. Арефа Кесарийский на Откр. 14. 10: «Поклоняться же и принимать его печать означает принять власть антихриста как за бога, и угождать ему слово и делом. А то, что это начертание на лбу и на руке, евангелист подчеркивает это потому, что лоб и рука принявших суть орудия и действия его мысли и действия. Образом же зверя он называет нечестивый образ жизни, а вином – гнев, по сходству не в веселии, но в помрачении и помешательстве». (там же, p. 692 А)

Прп. Ефрем Сирин : «Все веровавшие зверю, приемшии печать того скверного и мерзкий образ, приступят к нему вкупе». (Цит. по М. Барсов. Апокалипсис в истолковательном и назидательном чтении., с. 365)

«И потому в грядущем звере будет восстановление всего нечестия и всякого коварства, чтобы вся богоотступническая сила, собравшись и заключившись в нем, ввержена была в печь огненную. И кстати его имя будет иметь число 666, потому что он восстановлят в себе самом все смешение зла, бывшее перед потопом и происшедшее от ангельского отступничества». (Против ересей.. кн. 5, гл. 29)

«Число имени зверя, сообразно с греческим счислением, по буквам, в нем содержащимся, заключает шестьсот шестьдесят шесть, то есть столько же десятков сколько сотен, и сотен столько сколько же единиц, — ибо одинаковое повторение числа «шесть» указывает на восстановление всего богоотступничества (антихриста), которое было в начале и в середине и будет в конце времен». (Против ересей., кн. 5, гл. 30)

«Но знающие верное число, возвещенное Писанием, т.е. число 666, пусть, во-первых, допускают разделение царства между десятью, потом, во-вторых, когда эти цари будут царствовать и начнут исправлять свои дела и умножать свое царство, и неожиданно придет, присвояя себе царство и приведет в страх помянутых царей». (там же, гл. 30)

Лактанций : «Он (антихрист) положит знаки на тех, которые приблизятся к нему и будут ему верить; а кто не примет его знака, те убегут на горы, а если пойманы будут, то претерпят величайшие муки и будут преданы самым жестоким родам смерти». (М. Барсов. Указ. сочин., с. 365)

Свт. Анфим, патриарх Иерусалимский : «Зверь же будет мучить и властвовать над благочестивыми, ка к и до него мучители, и обманет многих не из числа благомыслящих, но из тех, кто кажется благочестивым, названных населяющих землю, то есть прилипшими к земному и тленному; вот таких он вовлечет в нечестивость те же образом, каким до него тираны отвлекали многих от благочестия, убедив их поклониться дьяволу. Тогда дьявол преподнесет благочестивым, которые его силой станут легкомысленными, обман в знамениях и чудесах. Знак на правой руке и на любу их – это число имени зверя, шестьсот шестьдесят шесть». (Ερμηνεία εις την Ιεράν Αποκάλυψσιν του αγίου ενδόξου και πανευφήμου Αποστόλου και Ευαγγελίστου Ιωάννου του Θεολόγου. Εκδ. Βασ. Ρηγόπούλου 1981)

И. Нильский: «печать, которую предтеча антихриста и сам он будет знаменовать каждого из своих последователей, будет состоять в начертании, т.е. каком-то особенном знаке, который, неизвестно каким способом, будет положен на тех, кои поклонятся человеку беззакония, и притом печать будет не одна, а трояка, и будет состоять из простого начертания какого-то знака, из начертания имени антихристова, и наконец – числа, заключающегося в этом имени – 666». (М. Барсов. Указ. сочин., с. 359).

Последний комментарий особенно важен, т.к. в нем дается более широкое разъяснение стихов книги Откровения: «И он сделает то, что всем, малым и великим, богатым и нищим, свободным и рабам, положено будет начертание на правую руку их, или на чело их, и что никому нельзя будет ни покупать, ни продавать, кроме того, кто имеет это начертание, или имя зверя, или число имени его». (Откр. 13, 16-17)

В Священном Писании и святоотеческом предании для нас тех, кто бодрствует и трезвиться ключевыми ориентира и времени и знамений последнего времени являются:

l число 666, как символ антихриста и дьявола, си м вол тайны беззакония

l его активное распространение в системе торговли в виде начертания на продуктах, на товарах потребления и т.д.

— создание системы всемирного учета и контроля,

— распространение нечестивого образа жизни и мыслей, чуждый христианскому благочестию,

— распространение системы учета, контроля, как и самого числа 666 перед явлением антихриста.

— использование в системе учета и контроля уникальных современных технологий, наносящих начертания-метки с помощью лазера и др.

Сопоставляя все эти данные, а также данные современных тенденций и направлений в области технологий Элладская Церковь в своих официальных пастырских посланиях еще в конце 90-х годов указывала:

— С сожалением отмечаем, что прогресс цивилизации в области применения электронных устройств связан с числом 666, которое используется как главное кодовое число в соответствующей технологии. На это число ясно указывается как на число антихриста. (Окружное послание № 2626 от 7. 04.1997)

— Число 666, как явствует из Апокалипсиса, — это, безусловно, число антихриста. И, следовательно не может христианин быть безразличен к тому, что это число намеренно и систематически вводится в его жизнь и, вме с те с тем, в жизнь всего греческого народа. (Там же)

— Напротив, современный прогресс информационных технологий вместе с навязыванием международной Информационной Системы делают вполне понятными и осуществимыми эти тревожные строки из Апокалипсиса Иоанна Богослова. (Послание Священного Кинота Святой Горы Афон от 24. 02. 1997)

— Возлюбленные во Христе чада! Время, в которое мы живем, есть время падения уровня духовных ценностей и опасности искажения православного мышления. Особую тревогу вызывают события, происходящие в духовной и социальной сфере, где идея создания мирового сообщества с синкретической религией направлена к тому, чтобы исчезло всякое различие между Православием и ересями, истиной и заблуждением, здоровым и испорченным мышлением. Весь этот набор фактов, так же как и настойчивость в использовании числа 666, побуждает нас быть трезвенными, бдительными, духовно бодрствовать и иметь непоколебимую надежду на победу Христа. (Окружное послание Священного Синода Элладской Церкви. № 2641 от 9.02. 1998)

Исходя, заметим, из очень тщательного и всестороннего изучения проблематики электронного удостоверения, Священный Синод Элладской Церкви еще в 1992г. вынес вполне ясное и определенное решение: «В соответствии с вышеизложенным, священный Синод считает, что не надо содействовать введению новых электронных паспортов, ввиду столь явных и многочисленных опасностей, и высказывать пожелание, чтобы были пересмотрены соответствующие правительственные решения и отменены уже начатые мероприятия. »

Вполне ясная и однозначная позиция Священного Синода Элладской Церкви остановила процесс уже казалось бы начатый.

В отличие от РПЦ МП, Элладская Церковь более правильно, с позиции соборного разума подошла к проблеме электронного паспорта и сегодня, создав трехстороннюю Комиссию при Священным Синоде по проблеме «Карты Гражданина», которая является полностью идентичной нашему электронному паспорту. При этом Священный Синод не побоялся в своём Заявлении указать еще раз на очередные принципиальные положения, которые не могут быть обойдены молчанием:

В электронном паспорте не должно быть числа 666 в явном , нив скрытом виде,

не должно быть ущемление свободы и прав человека.

Интересным и показательным является то, что правительство Греции у которой Священный Синод затребовал всю техническую документацию по электронному паспорту еще в ноябре месяце, до сих пор ее не предоставило. И это потому, что электронный паспорт по своим параметрам и данным нарушает все два указанных пункта. (См. речь архимандрита Саранти Саранту на митинге протеста против введения Карты Гражданина 6 февраля 2011г. )

Микрочип, который включает в себя электронный паспорт, является главным носителем информации о владельце паспорта, средством через которое осуществляется сбор данных о человеке, слежка за человеком и воздействие на человека. И главным кодовым числом в этих системах считывания информации, хотим ли мы или нет, является число 666. Именно поэтому в своём заявлении Синод Элладской Православной Церкви акцентировал свое внимание на числе 666, которое не дол ж но ни в каком виде присутствовать в паспорте. А это невозможно в силу принятых международных стандартов. (Смотрите Постановление митинга протеста против Карты гражданина. от 6.02. 2011г. в Афинах)

Некоторые пастыри, и даже архипастыри, нашей Церкви даже и теперь, когда мы подошли к самому последнему рубежу перед нанесением начертания на руку или лоб, вживления микрочипа, уверенно заявляют от своего ума, что

В этом нет ничего страшного,

Отказ о электронного паспорта и такое восприятие паспорта противоречит Откровению Иоанна Богослова.

При внимательном отношении ко всему святоотеческому преданию, Священному Писанию и при сопоставлению события нашего времени, мы вправе говорить о паспорте как явлении именно апокалипсическом. Эта касалось всех звен ь ев электронной системы учета и контроля, как связанных самым непосредственным образом с универсальной технотронной тиранией и числом 666. Собственно говоря и все цифровые идентификаторы, связанные с кодовым числом 666 не являются номерами документов, а новым именем человека в информационной системе учета и контроля., именем, которое назначается дьяволом.

Да, электронный паспорт не является самим начертанием в апокалипсическом смысле, но только как еще не наносимый на тело человека. Но и ни в чем более. Мы еще раз укажем некоторые положения, ссылаясь на речь авторитетного пастыря Элладской Церкви архимандрита Саранти Саранту, которые трезвомыслящего человека заставляют воспринимать электронную карту как явление Апокалипсиса, как знамение времени, как деяние богопротивное:

— Карта гражданина (электронный паспорт) не будет каки е -то простым используемым числом, поскольку имеющийся в нем микрочип обеспечивает доступ ко всем видам общественной деятельности человека.

— Без карты гражданина никто не сможет производить торговые сделки, поэтому становится более чем явным и очевидным сходство последствия от принятия такой карты с тем, что нам говорится в Апокалипсисе в 1 главе, 17 стихе и о тех, которые отвергнут печать.

— Мы не противники технологий, но мы противники системы электронного управления, которое вводит государство в антихристово всемирное электронное государство.

— Всемирное правительство хочет уничтожить человеческую личность как образ Божий, вводя ее во всемирное государство-тюрьму.

В святоотеческом богословии грех это не только совершаемое действие, а страсть, борьба, пленение грехом в уме и сердце, и даже рассматривание греха, сосложение с ним в уме. Паспорт в системе аскетического восприятия греха является последним состоянием перед непосредственным совершением самого действия — страстью или пленением грехом. «Страсть, заключает прп. Иоанн Лествичник, — без сомнения, подлежит во всех или соразмерному покаянию, или будущей муке». [10]

Принятие электронного паспорта – это уже результат совершившегося «поклонения образу зверя» внутри человеческого сердца, которое всецело обращено только к благам земной жизни и поэтому не любит Христа. Такой шаг может окончательно помрачить человечески разум, погрузить в состояние духовного нечувствия, сделать человека одержимым.

В принципе это говорит и старец Паисий Святогорец:

— Церковь должна занять правильную позицию, она должна говорить, объяснять верующим, чтобы те поняли, что приняти е ими нового удостоверения будет падением.

— Те, в ком не будет доброго расположения, не получат просвещения от Бога и прельстятся в годы апостасии.

— У слова «тавтотита» буквальный смысл, то есть человек отождествляется с тем, что он декларирует. Они, значит, подсовывают дьявола, а я расписываюсь в том, что я его принимаю? Да как же я пойду на это?.

— Новое удостоверение – это не печать. Это введение печати.

— Большинство людей примет удостоверение с числом зверя. Те, кто захочет спокойствия и комфорта, примут новые удостоверения.

— И одновременно Церковь должна добиться от государства того, чтобы новое удостоверение личности, по крайней м е ре, не было обязательным.

Нам, сегодня, верующим важно прислушаться к словам одного из игуменов греческих монастырей, ученика старца Паисия: «Невозможно быть истине в двух диаметрально противоположных взглядах, поскольку Святой Дух, который ведет Церковь «во всякой истине» один и соединяет. Невозможно утверждать в отношении карт то одно, то другое. Существует объективная истина , которой мы можем достичь при нашем благом произволении, но и при просвещении от Бога». [11]

— А это значит, что мы при сложившейся непростой и противоречивой обстановке в нашей Русской Церкви ради спасения своих душ не имеем право принимать легкомысленную и безразличную позицию многих архиереев, пастырей, которые, не вникая и не желая вникать в суть проблемы, и не вопрошая Бога, слепо толкают народ на путь отступления, погибели и преступления против веры.

— Священному Синоду РПЦ и Его Святейшеству, Святейшему патриарху Кириллу в такой ситуации важно об этой проблеме правильно информировать весь благочестивый народ о происходящем, а не убаюкивать его, занять четкую отрицательную позицию в отношении электронного паспорта как и Элладская Церковь и ясно выразить правительству РФ свое полное несогласие с введением этого сатанинского паспорта . Необходимо настаивать на том, чтобы правительство РФ отменило закон о введении электронного паспорта , наложило на него вето.

— Сегодня важно понять, что принятие электронного паспорта сделает необратимой ситуацию и процесс по обязательному внедрению микрочипов в тело человека, то есть введение начертания антихриста. Не противостоять и не противодействовать сегодня – это серьезное преступление, потворство откровенному злу.

Э лектронный паспорт, его принятие с точки зрения христианской веры, и нам это очень важно осознать и понять, необходимо рассматривать как знак и символ принадлежности к гражданству «царства зверя и антихриста». То есть и принятие такого паспорта — это поклонение антихристу и дьяволу, то есть является грехом и преступлением. Этот шаг полностью духовно ослабит человека и отдаст его под власть дьявола, так что совершившие это беспрепятственно примут и само начертание на руку и лоб.

© А.К. кандидат богословских наук, специально для «Православного Апологета»

[2] Н аиболее полное резюме святоотеческого учения о монашестве и описание его образа жития и подвига мы находим прежде всего у прп. Иоанна Лествичника в его знаменитой Лествице. Слова 1:4, 10, 27; 23:22-27 «монах есть тот, кто, будучи облечен в вещественное и бре н ное тело, подражает жизни и состоянию бесплотных. Мо н ах есть тот, кто держится только Божиих словес и заповедей во всяком времени, и месте, и деле. Монах есть всегдашнее понуждение естества и неослабное хранение чувств. »1, 4

[3] Послание к Диогнету, 5. Св. Иустин мученик и творения. М. 1995, с. 376-377

[4] 2 Фесс. 2, 7 тайна беззакония уже в действии – ее символ число антихриста 666

[5] 1 Тим.3, 16 великая тайна благочестия – Бог явился во плоти. Ее символ – Крест Христов

[7] Блаженный Августин. О граде Божием., кн. 15, гл. 2.с. 708

[8] 1 Кор. 10, 20-21. Но Я не хочу, чтобы вы были в общении с бесами. Не ожете пить чашу Господню и чашу бесовскую, не можете быть участниками в трапезе Господней и в трапезе бесовской.

[10] Прп. Иоанн Лествичник. Лествица. Слово 15: 73

[11] ΤΕΛΙΚΑ, ΘΑ ΚΑΝΟΥΜΑΙ ΔΙΑΛΟΔΟ ΓΙΑ ΤΗΝ ΚΑΡΤΑ ΤΟΥ ΠΟΛΙΤΗ; Αρχιμ. Παϊσιος Παπαδόπουλος, Ι. Μονή Αγ. Γρηγορίου Παλαμά Δήμου Φιλώτα (Φλώρινας))

© 2007-2018 «ПРАВОСЛАВНЫЙ АПОЛОГЕТ»
При использовании материалов с сайта ссылка обязательна.

Принимаются на рассмотрение совета интернет-содружества «ПРАВОСЛАВНЫЙ АПОЛОГЕТ» востребованные статьи и материалы,
замечания и предложения, от преподавателей и студентов и всех благочестивых православных христиан,
способных помочь и стремящихся содействовать хранению чистоты Апостольского Кафолического Православного вероучения.

источник

«И ты спрашиваешь, что такое любовь? Это — могучее влечение ко всему, что мы воображаем, чего боимся и на что надеемся вне нас; когда мы обнаруживаем в себе зияющую пустоту неудовлетворенности и стремимся пробудить во всем сущем нечто общее с тем, что испытываем сами. Если мы рассуждаем, то хотим быть понятыми; если предаемся игре воображения, хотим, чтобы воздушные создания нашей фантазии вновь рождались в мозгу другого; если чувствуем, — хотим, чтобы другая душа трепетала в унисон с нашей, чтобы чьи-то глаза загорались нам навстречу, лили свой свет в наши, чтобы губы, пылающие жаркой кровью сердца, не встречали губ ледяных и неподвижных. Вот что такое любовь».

Так писал Шелли Пери Биши о любви.

Так что же такое любовь с точки зрения философа-материалиста?

Это радостное светлое и таинственное чувство, зачастую переходящее в лёгкую грусть о возможно навсегда утраченном.

Этот мрачный и беспощадный зверь, терзающий плоть и душу человека, заставляющий его идти на всё, даже на преступления.

Вспомним Илиаду Гомера. А ведь в ней описываются события Троянской Войны, разгоревшиеся из за любви к прекрасной Елене.

В основе любви лежит лежит Дарвиновский половой отбор и это несомненно. А её движущей силой является тёмное Фрейдовское libido. Но мы не будем всё богатство любви, всё чувственное и духовное богатство любви лишь сводить к сексуально- вульгарной формуле Фрейда,

Суть того, что мы называем любовью, есть, конечно, то, что обычно называют любовью и что воспевается поэтами, — половая любовь с конечною целью полового совокупления.

тем самым, обедняя её подлинно человеческое богатство, лишая её подлинно человеческого содержания.

Даже у низших позвоночных встречается то, что, мы называем любовью. Поистине замечательный случай описывает в своей книге Конрад Лоренц: «Но краснозолотая, одинокая галочка, была в самом деле грустна. И не будет попыткой очеловечить её, сказав, что она была душевно подавлена

Животные, страдающие от психической травмы, обычно молчаливы, но в этом случае ( а я не знаю другого подобного же) птичья печаль находила выход в песне. Сама же песня была понятна даже людям — по крайней мере тем немногим из них, которые понимают по галочьи».

Но песня одинокой краснозолотой была поистине душераздирающей. Важно не то, как она пела, важно-что она пела. Вся её песня была переполнена обуревавшими её чувствами, вернее одним единственным желанием: чтобы вернулись домой те, кого она утратила. «Киав!»- пела она,- «киав» и опять «киав», с различными модуляциями, в разной тональности, со всеми переходами от нежнейшего пиано до самого безумного фортиссимо. Другие звуки лишь изредка слышались в этом скорбном напеве. «Вернитесь назад, о, вернитесь». Иногда галка прерывала пение и летела в луга, чтобы обследовать окрестности в поисках Золотистозелёного и всех остальных. «Кива!»- снова и снова кричала она, уже всерьёз.

С течением времени эти вспышки страстного ожидания становились реже, и Краснозолотая проводила всё своё время, сидя на флюгере нашей часовой башни и утешаясь тихими песенками. Птица оплакивала Золотистозелёного, свою утраченную любовь. «Подобно статуе Терпения, она сидела здесь, меланхолично и горько улыбаясь»

Вот так Краснозолотой удалось сохранить колонию. Не склонный к чрезмерной сентиментальности, я на этот раз поддался горю птицы. Непрекращающиеся стенания Краснозолотой, доносящиеся с чердачной крыши, побудившей меня вырастить новую партию галчат, которые и дали начало возродившейся альтенбергской колонии. Ради этой страдалицы я воспитал четыре молодых галки и, как только они приобрели способность летать, посадил их в вольеру вместе с Краснозолотой».

Но эта история имеет поистине необычайный конец.

«Казалось бы, поистине романтическое окончание биографии Краснозолотой: альтруистичная вдова посвятила остаток жизни поддержанию благосостоянию стаи. но в действительности это ещё не заключительный аккорд. То, что произошло на самом деле, настолько невероятно и так похоже на придуманный «счастливый конец», что едва решаюсь рассказать о дальнейших событиях.

Случилось это через три года после катастрофы, постигшей колонию, в ветреное ранневесеннее утро, когда солнечные лучи нежно касаются просыпающийся земли. Такие дни особенно благоприятны для птичьих перелётов — мигрирующие стаи ворон и галок одна за другой пересекали светлое небо. Внезапно какой-то бескрылый, торпедоообразный снаряд отделился от одной такой стаи и, набирая скорость, устремился вниз, словно ныряя в воздушную пучину. Как раз над нашей крышей он замедлил падение, изящным маневром изменил направление полёта и невесомо опустился на флюгер.

Это была крупная красивая галка, с блестяще-чёрными, отливающими синевой крыльями и сверкающим серебристым затылком, казавшимся почти белым. И королева Краснозолотая, эта бессменная управительница колонии подчинилась пришельцу без единого жеста неудовольствия. Импературствующая дама сразу преобразилась в робкую покорную девушку. Она задергала хвостом и затрепетала крыльями именно так, как это делает застенчивая галочка-невеста. Уже через час после появления незнакомца эти двое были едины во всех своих поступках и желаниях. Они вели себя в точности, как давнишняя супружеская пара».

Не правда ли поучительная история из жизни галок. Невольно позавидуешь таким галочьим чувствам.

У гермафродитов, животных стоящих на лестнице эволюции ещё ниже чем птицы учёные пока не нашли любви или чувств на нее похожие. Но возможно это только пока, ведь как писал Чарльз Дарвин: «Тем не менее, есть основание думать, что и у всех гермафродитов две особи обычно или изредка совместно участвуют в воспроизведении. Это воззрение, хотя и под некоторым сомнением, было уже давно высказано Шпренгелем (Sprengel), Найтом (Knight) и Кельрейтером (Kolreuter).

Среди водных животных встречаются многочисленные самооплодотворяющиеся гермафродиты, но здесь течение воды представляет очевидное преимущество для наступающего по временам скрещивания. Несмотря на консультацию с одним из высших авторитетов, а именно с проф. Хаксли, мне до сих пор не удалось найти хоть один случай гермафродитного животного (как и среди цветков растений) с органами воспроизведения в такой степени скрытыми, чтобы оказались физически невозможными доступ к ним извне и влияние время от времени другой особи. Усоногие раки долгое время, казалось, представляли для меня с этой точки зрения значительное затруднение; но благодаря счастливой случайности мне удалось доказать, что две особи иногда скрещиваются, хотя обе они — самооплодотворяющиеся гермафродиты»

источник

Малышман