История родов по акушерству кесарево сечение 37 недель

Беременность 39 недель. Продольное положение плода, головное предлежание, первая позиция, передний вид. Привычное невынашивание. Рубец на матке после кесарева сечения. Истмико-цервикальная недостаточность.

Преподаватель: ассистент кафедры, к.м.н Николаева М.Г.

Куратор: студентка лечебного

Место работы: зам/директора ЧП

Проф. вредности: отсутствуют

Семейное положение: замужем

Дата и время поступления: 20.10.2013

На момент поступления: небольшие отеки на руках и ногах.

На момент курации: Отсутствуют

Родилась 10 июля 1981 г., беременность и роды протекали без патологии, вес 3500 гр., рост 47 см. Вскармливание естественное до 9 мес., сроки введения прикормов по возрасту. Физическое и психоэмоциональное развитие на 1-ом году жизни соответствовало возрасту. Профилактические прививки выполнены по календарю. Материально-бытовые условия в детские и школьные годы считает удовлетворительными. В умственном и физическом развитии от сверстников не отставала. Наследственность не отягощена.

Наличие в анамнезе венерических, психических заболеваний, туберку­леза, болезни Боткина, вирусного гепатита В, ВИЧ-инфекции отрицает. Гемотрансфузии не проводились.

Аллергические проявления на лекарственные препараты, пищевые продукты и бытовую химию отрицает.

Проводилась операция кесарева сечение в 2009 году.

Вредные привычки (курение, алкоголь, наркотики) отрицает.

Материально-бытовые условия в настоящее время хорошие. Питание регулярное, полноценное.

Менструации с 14 лет, менструации установились сразу, умеренные, регулярные, ритмичные, безболезненные, менструальный цикл составляет 28 дней, продолжительность 4-5 дней, менструальная кровь жидкая со сгустками. Изменений менструальной функции с началом половой жизни и после родов не наблюдала.

Регулярную половую жизнь ведет с 18 лет, после вступления в брак, половой партнер один, постоянный. После начала половой жизни состояние здоровья женщины не изменилось. Венерические заболевания отрицает. Со слов женщины, муж здоров (в его анамнезе венерических заболеваний, туберкулёза, гонореи, хламидиоза, сифилиса, ВИЧ-инфекций, вирусных гепатитов В и С нет), наследственные заболевания отрицает. Кровь мужа III(В0), Rh «+».. Использовала гормональные контрацептивы «Регулон» 2 года с перерывами в 1 месяц.

2003 год – первая беременность, самопроизвольный выкидыш на сроке 20 недель.

2004 год – вторая беременность, самопроизвольный выкидыш на сроке 20 недель с последующим выскабливанием.

2006 год – третья беременность, самопроизвольный выкидыш на сроке 17 недель.

2009 год — четвертая беременность, преждевременные роды путем кесарева сечения на сроке 33 недели, плод мальчик массой 1900 грамм, рост 43см, послеродовый период без осложнений, состояние новорожденного без осложнений.

источник

Угрожающие преждевременные роды. Рубец на матке после операции кесарево сечение. Анемия легкой степени

Исследование беременной пациентки с угрожающими преждевременными родами. Система органов дыхания и пищеварения. Сердечно-сосудистая и мочевыделительная система. Акушерское исследование. Вспомогательные инструментальные и лабораторные методы исследования.

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

«Омский государственный медицинский университет»

Министерства здравоохранения Российской Федерации

КАФЕДРА АКУШЕРСТВА И ГИНЕКОЛОГИИ №1

Голашова Анастасия Викторовна, 23 года.

Беременность 35 недель. Положение плода продольное, предлежание головное, позиция2, вид передний. Угрожающие преждевременные роды. Рубец на матке после операции кесарево сечение (2015). Анемия легкой степени

группа, лечебный факультет

Дата курации: 15.02.16 г. — 26.02.16 г.

— Ф.И.О. пациента: Голашова Анастасия Викторовна

— Дата рождения: 29 ноября 1992 г.

— Место работы, должность: домохозяйка

— Место жительства: Омская область, г.Омск, улица Семиреченская, д.112

— Семейное положение: замужем

— Дата поступления: 9 февраля 2016 г.

а) Жалобы при поступлении: на интенсивные, тянущие, не иррадиирующие боли внизу живота.

Жалобы на момент курации: жалоб нет

Родилась в Омской области, в 1992 году, вторым ребенком в семье. В школу пошла в 7 лет, в умственном и физическом развитии от сверстников не отставала, окончила 11 класснов средней школы.

Перенесенные заболевания: ОРЗ, острый гастродуоденит, железодефицитная анемия (ныне текущая)

Операции: аппендэктомия по поводу острого аппендицита в 2013 году, кесарево сечение по поводу беременности 37 недель в 2015 году.

Травмы, гемотрансфузии отрицает.

Вирусный гепатит, туберкулез, венерические заболевания у себя и родственников отрицает. Наследственность не отягощена. Аллергологический анамнез не отягощен (непереносимость лекарственных средств, пищевых продуктов, вакцин, сывороток не отмечает).

Менархе в 17 лет, установились сразу. Тип и характер месячных: длительность — 4-5 дней, периодичность — 28 дней, умеренные, регулярные, болезненные в первый день. С началом половой жизни характер менструаций не изменился. Последняя менструация 04.06.2015 года, безболезненная, выделения умеренные.

— половая жизнь с 21 года, регулярная. Состоит в браке, мужу 30 лет здоров, курит.

— Беременность вторая, роды вторые

Кесарево сечение в 37 недель, повышение АД до 140/80 мм рт ст, отеки голеней. Родилась девочка, масса 2520, рост 49 см.

— Анамнез течения настоящей беременности:

Женскую консультацию посещала, первое посещение в 5 недель.

1-я половина беременности: токсикоз легкой степени на 12-13 неделе (рвота до 5 раз в день)

2-я половина беременностии: отмечала повышение АД до 130/80 мм рт ст, принимает Допегит Ѕ таблетки 2 раза в день. Дату первого шевеления плода не помнит. 9 февраля 2016 года почувствовала тянущую боль внизу живота, СМП была доставлена в рд№6. 14.02 — повышение АД до 130/80 мм рт ст, при этом было чувство головокружения, головная боль, слезотечение. На момент курации жалоб не предъявляет.

III. Данные объективного исследования

1. Наружный осмотр: общее состояние удовлетворительное, головной боли нет, зрение ясное. Телосложение правильное. Рост 170 см, вес-71,750 кг. Конституция нормостеническая. Кожные покровы обычной окраски, тургор сохранен, высыпания отсутствуют. Слизистые розового цвета, влажные. Язык не увеличен, умеренно влажный. Сосочки умеренно выражены; язв, трещин, отпечатков зубов нет.

Костно мышечная система. Мышцы развиты умеренно, симметрично. При пальпации мышцы нормотоничны, безболезненные, мышечная сила сохранена, одинакова с обеих сторон. При осмотре деформаций костей не выявлено. Болезненности при пальпации и перкуссии нет. Поверхность костей гладкая, без утолщений и размягчений. При осмотре суставы не увеличены, кожа над ними не изменена. Грудная клетка правильной формы, симметричная. Межреберные промежутки не расширены, не выбухают, над — и подключичные ямки хорошо выражены.

Молочные железы средних размеров, округлой формы, мягкие, при пальпации безболезненные, соски выпуклые, выделения из соска отсутствуют. Околососковое поле не изменено.

Позвоночник: физиологические изгибы выраженны умеренно, искривлений нет, при пальпации, постукиванию и осевой нагрузке болезненности нет. Движения в полном объеме, безьолезненные. Ромб Михаэлиса правильной формы 10х11 см.

2. Сознание ясное. Общемозговые симптомы на момент осмотра отсутствуют. Головной боли нет, зрение ясное. Двигательная сфера без нарушений. Пациентка контактна, разговор ведёт свободно, настроение ровное. Менингиальных симптомов нет. Органы чувств без патологических изменений.

Грудная клетка правильной формы, нормостеническая, симметричная, обе половины активно участвуют в акте дыхания. Тип дыхания — грудной, глубина средняя, частота — 18 в минуту, ритм правильный. При пальпации грудная клетка безболезненна, эластична, голосовое дрожание на симметричных участках одинаковой силы. При сравнительной перкуссии одинаковый лёгочный звук с двух сторон. При аускультации лёгких на симметричных участках определяется жесткое дыхание. Побочных дыхательных шумов нет.

Пульс одинаковый на обеих лучевых артериях, ритмичный, частота 84 в минуту, умеренного наполнения, напряжения и величины, форма пульса не изменена, сосудистая стенка гладкая, эластичная, безболезненная. АД на плечевых артериях справа и слева 120/80 мм рт ст. Верхушечный толчок пальпируется в V межреберье на 1.5 см кнутри от срединоключичной линии — высокий, резистентный, положительный. Границы относительной сердечной тупости: правая на 2 см кнаружи от правого края грудины в V межреберье, левая совпадает с верхушечным толчком — V межреберье на 1,5 см кнутри от срединоключичной линии, верхняя на уровне III ребра. При аускультации ритм сердечных сокращений правильный, частота 65 в мин. I тон на верхушке громкий, низкий, продолжительный. Сердечные и внесердечные шумы не прослушиваются.

Система органов пищеварения.

Полость рта: губы розового цвета; высыпаний, трещин нет, дёсна розовые. Язык не увеличен, умеренно влажный. Сосочки умеренно выражены, язв, трещин, отпечатков зубов нет. Аппетит сохранен, непереносимости продуктов нет, сухости во рту и неприятного привкуса нет, глотание свободное; изжога, отрыжка, тошнота, рвота, метеоризм отсутствуют, отхождение газов свободное, стул нормальный без особенностей. Запах изо рта отсутствует. Перистальтика желудка и кишечника не наблюдается. Кожа живота бледно-розового цвета, расширения поверхностных вен нет. При поверхностной пальпации живот мягкий, безболезненный. Печень и кишечник без особенностей.

При осмотре поясничной области отеков и припухлостей не выявлено. При глубокой пальпации стоя и лежа почки не пальпируются. Симптом поколачивания отрицательный. Болезненностей по ходу мочеточников нет. Пальпаторно мочевой пузырь безболезненный. Мочеиспускание безболезненное, регулярное, 5-7 раз в день.

3. Акушерское исследование:

— наружное: живот овоидной формы, симметричный, окружность — 94 см.. Пупок без изменений. Грыжевых выпячиваний нет. Расхождение прямых мышц живота и их напряжение не определяется. Рубец после операции кесарево сечение размером 3,8 см, при пальпации зона рубца безболезнена.

Пальпация приемами по Леопольду — Левицкому:

1-й прием: цель-определение высоты стояния дна матки и часть плода, находящуюся в её дне. Техника: ладони обеих рук располагают на матке таким образом, чтобы они плотно охватывали её дно, а пальцы были обращены ногтевыми фалангами друг к другу. Результат: ВСДМ — 25 см. В области дна матки определяется тазовый конец- крупная, неплотная, без четкой сферичности часть плода.

2-й прием: цель-определение позиции, вида плода, возбудимость матки. Техника: руки сдвигают со дна матки на правую и левую её стороны до уровня пупка и ниже. Осторожно надавливая ладонями и пальцами обеих рук на боковые стенки матки, определяют, в какую сторону обращены спинка и мелкие части плода. Результат: спинка (широкая и изогнутая поверхность обращена влево) — 1 позиция, вид — передний. Матка возбудима, сокращения в ответ на раздражение пальпацией; круглые связки пальпируются в виде длинных, плотных тяжей.

3-й прием: цель-определение предлежащей части плода и её отношение к малому тазу. Техника: правой рукой охватывают предлежащую часть, после чего осторожно производят движения этой рукой вправо и влево. Результат: предлежание головное (круглая, плотная часть плода).

4-й прием: цель — определить предлежащую часть, место нахождения предлежащей части, в каком положении находится предлежащая головка. Определить наличие или отсутствие симптома баллотирования. Техника: врач становится лицом к ногам беременной и кладет ладони по обе стороны нижнего отдела матки. Пальцами обеих рук, обращенными ко входу в таз, осторожно и медленно проникают между предлежащей частью и боковыми отделами входа в таз и пальпируют доступные участки предлежащей части.

Определение симптома баллотирования: ладони обеих рук плотно прижимают к боковым отделам головки плода, затем правой рукой производят толчок в области правой половины головки. При этом головка отталкивается влево и передает толчок левой руке. Результат: предлежание головное, головка находится над полостью входа в малый таз в согнутом положении. Определяется симптом баллотирования головки.

Окружность живота на уровне пупка — 94 см. Высота стояния матки над лоном — 25 см.

Предполагаемая масса плода:

(ОЖ+ВСДМ)х100 (94+25)/4 х100= 2975

Долженствующая масса плода:

Допустимая кровопотеря: 0,5% от массы тела — 350 мл.

Distantia spinarum — 25 см.

Distantia cristarum — 28см.

Distantia trochanterica — 35 см.

Истинная конъюгата — 11 см

— Ниже пупка справа выслушивается сердцебиение плода — ритмичное, приглушенное, 140 ударов минуту.

— наружные половые органы сформированы правильно, оволосение по женскому типу.

Акушерское исследование (10.02.16 год):

Слизистая входа во влагалище обычного цвета, влажная, чистая. Влагалище узкое, слизистая оболочка — без патологических изменений. Влагалищная часть шейки матки цилиндрической формы, слизистая оболочка розового цвета. Шейка матки отклонена кзади длиной до 2,5 — 3,0 см, сформирована, неравномерно размягчена, наружный зев закрыт. Плодный пузырь цел. Предлежит головка плода, над входом в малый таз. Таз емкий. Мыс недостижим. Выделения — умеренные, слизистого характера, без запаха.

IV. Вспомогательные инструментальные и лабораторные методы исследования

источник

20 фактов от скоpой пoмoщи:

1. Mы не oбслуживаем ваc, a oкaзывaем пoмoщь, пoэтoму всe peшения пpинимаем толькo мы, нe нyждaяcь в вaшиx cовeтaх, ибо, если бы от них мoг быть тoлк, дo вызoвa нас дело бы точно не дошлo.

2. Мы нe обязаны тaскать ноcилки и делаeм это дoбpoвoльнo. A мoжем и не делaть. Так что потрyдитеcь помочь нам в этoм дeле или найти пoмощников.
Показать полностью…

3. Mы нe долгo eдeм нa ваш вызoв, а он долго ждет нa пульте 03, потомy чтo ОЧЕHЬ MАЛO бригaд, в связи с чем мы сплoшь и рядом ездим пo одинoчкe.

4. Бpигaд малo потомy, что большинствo из наc выпoлнило вашу рeкoмeндацию «нe нрaвитcя рaбoтать — yвoльняйтecь».

5. Kлятвy Гиппoкpатa нe дают. Прocто пpочтите eё нa дocyгe.

6. Mы HE ДOЛЖHЫ одевать бахилы на вызoве, o чем говopит приказ Mинздpaвa и пpоcтoй здpавый смыcл, ибо являемся экcтpeннoй службoй и время тут вaжнее чиcтoты вaшиx пoлов.

7. Mы нe нaзнaчаем лeчениe на будyщеe, ибo нe вeдeм дaльнейшего нaблюдения зa бoльным, пoэтoмy попыткa использoвать нас вмеcто врaчa поликлиники обрeченa на неyдaчy.

8. Зaнимаясь бoльным, к кoтoромy был вызoв, мы нe дoлжны кoнсультиpoвать вcю вaшy cемью по пoводy всех вaшиx зaбoлeваний за вcю вашy жизнь.

9. Мы не oтвeчаeм за поcледcтвия вaшегo cамолечения, котoрым вы зaнималиcь пoд девизoм «дa что эти врaчи понимaют», покa не довeли делo до кaтастpoфы.

10. Мы не экcтрaсeнcы, поэтомy вызов типа «чтoбы пocмотpели» или «чтобы лeгкиe пocлушали» сaм по себe не пpиведeт к yлyчшению состoяния пациeнта.

11. Мы не святые не громоoтводы для вашего нервнoго напpяжeния, поэтoмy нa ocкорблeния мoжeм отвeтить тем же, а при pукопpикладствe мoжем и в глаз дaть.

12. Mы не cилaх cпacти всех, нo делаeм все, чтo мoжем и чаcтo бoльше этого пpедeлa, и не нашa вина, если этого все paвно оказываeтся нeдостатoчнo.

13. Мы болeем, yмиpаeм, испытывaeм голод, жaждy, потpeбнoсть в тyалете и усталocть. Другими словами, мы живые люди.

14. Мы получаeм зaрплату НЕ ИЗ BАШИХ НАЛОГОB, так как полoвинa из вac официально не рабoтaeт, a втоpая половинa плaтит нaлоги столь мизерныe, чтo иx дaже нa капли в нoс не хватит, так что эту aмepиканскую фpазу забyдьте.

15. Мы рaботaeм пo стандapтам Минздрaвa, кoтoрые создaны не нaми.

16. Mы трaтим yймy вpeмени нa зaполнeниe бумаг, создaнных в резyльтатe вaших жe жалоб, так что теперь мы вынуждены запиcывать каждый cвoй шaг поминутно, вместo того, чтoбы ехать нa oчeрeднoй вызов.

17. Мы не обязaны убеждaть вaс, что вы должны забoтитьcя о cвoeм здoрoвье. Подумaйтe об этом, кoгда бyдeте отказываться oт гoспитaлизaции.

18. Мы — единcтвенныe, oт кого зaвисит вашa жизнь в пepвый мoмeнт oказaния помощи

19. Mы нe сможeм нaйти ваш дом eсли нa нём нeт нyмeрaции. И пoкa мы бyдeм колeсить взад-вперед по yлицe с бeзнoмеpными домaми, вы бyдeтe пpодолжaть cтpaдaть.

20. Мы пoчти нe надеемся, что дo кoгo-то из ваc дойдет хоть чтo-то из вышe скaзаннoго и будем безмepнo благoдaрны, еcли вы наc пepeубeдите.

источник

Общий анализ крови 02.03.11

Гемоглобин134
Эритроциты4,4
Тромбоциты212
Лейкоциты6
Нейтрофилы51
Эозинофилы3
Лимфоциты37
Моноциты8

Клинический диагноз и его обоснование

Беременность 37-38 нед, продольное положение плода, головное предлежание, вторая позиция. Отягощённый акушерско-гинекологический анамнез. Рубец на матке после операции кесарево сечения. Гестационный пиелонефрит.

Беременность доказывается следующими достоверными признаками:

  1. Прощупываются отдельные части плода — головка, спинка, таз,
  1. Выслушиваются сердечные тоны плода — ясные, ритмичные, до 140

уд/мин, наиболее отчетливо слышны справа, ниже пупка.

  1. При наружном акушерском исследовании приёмами Леопольда/Левицкого выявлено: продольное положение плода, т. к. одна из крупных частей плода находится в дне матки; головное предлежание, т. к. над входом в малый таз женщины находится головка плода; вторая позиция — спинка плода обращена к правой стороне матки.

Срок беременности определяется:

1) по данным последней менструации – 37-38 недель.

2) по первому шевелению плода – в сроке 24-25 нед.

3) по первой явке в женскую консультацию – 6-7 неделя.

Продольное положение плода, головное предлежание, вторая позиция

и передний вид подтверждаются данными наружного акушерского

исследования: в дне матки располагается тазовый конец — крупная,

не плотная, не округлая, не балотирующая часть плода; спинка плода

обращена к правой стороне матки, к ее передней стенке; головка

предлежит ко входу в малый таз (пальпируется как плотная, округлая,

балотирующая часть плода). Сердечные тоны плода выслушиваются ниже

пупка справа. УЗИ подтверждает головное предлежание плода.

Этиология и патогенез отягощений анамнеза

Чаще всего пиеолнефрит у беременных вызывает условно-патогенная флора. До 88% всех случаев заболевания вызваны кишечной палочкой. Протей продуктами своего метаболизма приводит к повреждению почечного эпителия и служит причиной пиелонефрита в 5-20% случаев. Кроме того, пиелонефрит у беременных могут вызывать клебсиеллы, энтерококки, грибы, уреаплазмы, микоплазмы, трихомонады. Острый пиелонефрит не является показанием к прерыванию беременности. Женщины с пиелонефритом могут рожать через естественные родовые пути. В родах в таком случае рекомендуется широкое использование спазмолитиков и максимальное обезболивание. Однако не следует забывать об особенности ведения родов у таких пациенток: при возникновении острого нарушения оттока мочи оно должно быть устранено двусторонней катетеризацией мочеточника. Ускорение родоразрешения добиваются внутривенным введением окситоцина. Оптимальным вариантом лечения пиелонефрита у беременных на всех сроках беременности является назначение цефалоспоринов (желательно третьего поколения) и фитопрепаратов с уросептическим действием (канефрон по 2 таблетки 3 раза в день в течение двух-шести недель).

Учитывая наличие послеоперационного рубца на матке, крупный плод (ПВП = 3900гр), родоразрешить путем операции кесарева сечения в плановом порядке в срок, близкий сроку родов. При развитии родовой деятельности – показано экстренное родоразрешение.

И для матери, и для плода – благоприятный.

ФИО: Садекова Ольга Аньварьбиковна

Дата поступления в ГКБ №20: 01.03.11г.

Диагноз: беременность 37-38 недель. Продольное положении плода, головное предлежание, вторая позиция, гестационный пиелонефрит,

Горовая Наталья Витальевна, 21 год, поступила 13.03.02 г. в 9.00 в

обсервационное отделение ГПЦ по поводу начала родовой

деятельности. На основании анамнеза: хронический пиелонефрит,

данных наружного акушерского исследования

(в дне матки располагается тазовый конец, спинка обращена к правой

стороне матки, ее передней стенке, головка предлежит ко входу в малый

таз); при аускультации сердечные тоны плода выслушиваются ниже пупка

справа; на основании данных УЗИ; на основании появления пастозности, а

затем отеков на нижних конечностях (с 36-37 недели) и патологической

прибавки веса (с 36 недели); а также на основании данных общего

анализа крови (Hb-90 г/л) поставлен следующий клинический диагноз:

Беременность, 39-40 недель, положение плода продольное,

предлежание головное, вторая позиция, передний вид. Гестоз I ст. на фоне хронического пиелонефрита. Анемия II ст. Ожирение II ст. Отягощённый акушерский анамнез. Кольпит.

Операция и пособия в родах: амниотомия, родовозбуждение окситоцин (5 ЕД), энзапрост (5 мг), разрывы клитора, 2 шва, осмотр шейки матки.

С 13.03.02 г. по 22.03.02 г. проведено лечение: по поводу

отёков — гипохлоридная диета; по поводу анемии

(железодефицитной) — гемостимулин и феррокаль. Результаты лечение

удовлетворительные. Роды вели через естественные родовые пути, для

профилактики кровотечения внутривенно ввели растворы глюкозы, кальция

хлорида и аскорбиновой кислоты, для стимулирования родовой

деятельности внутривенно капельно вводили окситоцин, энзапрост. Осложнение в

родах – разрыв клитора, наложено 2 кетгутовых шва. Родился живой мальчик вес – 3.700 кг, рост – 56 см. Оценка по шкале Апгар на 1 и 5 мин – 7 б.

Прогноз для жизни и здоровья благоприятный

Состояние удовлетворительное. Жалоб нет. Сон и аппетит в норме. Тургор в норме. Кожные покровы обычной окраски, чистые. АД 110/60, температура тела 36,7 0 С. Тоны сердца ясные, ритмичные. ЧСС – 68уд/мин. Язык чистый, влажный. Живот мягкий, безболезненный во всех отделах. Матка в нормотонусе. Шевеление плода ощущает хорошо. Сердцебиение плода ясное, ритмичное, 142 уд/мин. Положение плода продольное, головка над входом в малый таз. Пальпация области рубца на матке безболезненна. Отеков нет. Стул был, мочеиспускание свободное, безболезненное. С-м Пастернацкого отрицательный с обеих сторон. Выделения светлые, слизистые.

Состояние удовлетворительное. Жалоб нет. Сон и аппетит в норме. Тургор в норме. Кожные покровы обычной окраски, чистые. АД 110/70, температура тела 36,5 0 С. Тоны сердца ясные, ритмичные. ЧСС – 70уд/мин. Язык чистый, влажный. Живот мягкий, безболезненный во всех отделах. Матка в нормотонусе. Шевеление плода ощущает хорошо. Сердцебиение плода ясное, ритмичное, 144 уд/мин. Положение плода продольное, головка над входом в малый таз. Пальпация области рубца на матке безболезненна. Отеков нет. Стул был, мочеиспускание свободное, безболезненное. С-м Пастернацкого отрицательный с обеих сторон. Выделения светлые, слизистые.

Состояние удовлетворительное. Жалоб нет. Сон и аппетит в норме. Тургор в норме. Кожные покровы обычной окраски, чистые. АД 110/60, температура тела 36,6 0 С. Тоны сердца ясные, ритмичные. ЧСС – 68уд/мин. Язык чистый, влажный. Живот мягкий, безболезненный во всех отделах. Матка в нормотонусе. Шевеление плода ощущает хорошо. Сердцебиение плода ясное, ритмичное, 141 уд/мин. Положение плода продольное, головка над входом в малый таз. Пальпация области рубца на матке безболезненна. Отеков нет. Стул был, мочеиспускание свободное, безболезненное. С-м Пастернацкого отрицательный с обеих сторон. Выделения светлые, слизистые.

источник

Я боялась родов. Этот страх возник на седьмом или восьмом месяце беременности – уже точно и не помню. Очень часто я просыпалась в холодном поту, потому что мне снился практически один и тот же сон – это был роддом, где не было людей и света, а я на потемки пыталась найти кого-то, кто бы мне помог. Эти сны были не то, чтобы очень страшные, но какие-то тоскливые, полные безнадеги. После них я чувствовала себя какой-то разбитой и больной… Безусловно, я хотела родить естественным путем, но все оказалось не так, поэтому моя история родов – кесарево сечение.

Муж очень просил ребенка. Он просто «заразил» меня идеей о пополнении нашей пока неофициальной семьи. К тому же моя лучшая подруга, Аленка, была «в положении». И вот когда я впервые взяла малыша из рук закадычной подружки, с которой был съеден не один пуд соли, я осознала, что тоже хочу почувствовать себя мамой. И тогда я сдалась на уговоры мужа. Вскоре две заветные полоски на тесте сообщили о том, что я скоро буду мамой.

С первых дней беременности мы с мужем определились, что если будет девочка, то назовем ее Мирослава, а вот с именем мальчика мы так и не определились – оно вызывало у нас нескончаемые споры. С первых дней я стала читать различную литературу о беременности, родах и, естественно, об уходе за маленькими детьми, старалась правильно питаться.

Самыми тяжелыми для меня были три месяца – второй, третий и девятый. Первые месяцы у меня все болело внутри и был жуткий токсикоз. К тому же уже на третьем месяце у меня появился маленький, но заметный животик. А вот на последнем месяце мне было тяжело двигаться, так как за беременность я набрала почти 30кг, а по ночам часто были судороги.

За 9 месяцев я три раза лежала в больнице. На 16 неделе была «угроза выкидыша» – на самом деле я чувствовала себя хорошо, но моему врачу что-то не понравилось, и он решил перестраховаться. На 23 неделе на ногах появились отеки – врач написал чересчур замудренный диагноз и опять отправил в больницу. На 26 неделе я загремела в больницу с отравлением, которое, кроме всех сопутствующих «прелестей» в виде рвоты и нескончаемой диареи, сопровождалось высокой температурой. Но, Слава Богу, все обошлось. И вот на 40 неделе беременности я стала готовиться к предстоящему событию.

Согласно врачам и УЗИ, срок рожать мне поставили на 18 октября. Но эта дата прошла и, согласно рекомендации врача, 21 октября я отправилась с вещами в роддом. После осмотра врач заявил, что шейка матки открыта на два пальца и заверил, что уже завтра я рожу. Ночью я спала на удивление спокойно, в отличие от моих соседок по палате – одну из них, Наташу, особенно что-то тревожило. Я часто слышала рассказы о кесаревом сечении, но не думала, что это произойдет со мной…

Рано утром 22 октября мне дали таблетки, вызывающие роды. Боялась родов, как оказалось, я не зря. Примерно через двадцать минут после этой пилюли я почувствовала, что у меня начинает болеть низ живота. Через два часа начались схватки, после чего меня перевели в родзал.

Мы заранее договаривались, что рожать будем вместе с мужем. Сейчас бы я ни за что не согласилась на это. Конечно, это сугубо мое личное мнение, но мужу на родах делать совершенно нечего – это до ужаса неудобно. Пока схватки были терпимые, я могла разговаривать, шутить, отвечать на звонки мобильного телефона. Но через несколько часов я почувствовала, что у меня внутри начинает все разрываться на части. Мне стало очень-очень холодно – я укуталась в одеяло и попросила супруга позвать врача. Врач пришел, пощупал живот, посмотрел меня на кресле и, нахмурившись, вышел. Тут же влетела акушерка, дала мне еще таблетку и поставила систему, посоветовав немного полежать. Но из-за жуткой боли я не могла ни лежать, ни стоять – только сидеть откинувшись назад. Акушерка предложила мне в качестве сиденья… утку, которую она поставила на невысокий стульчик. Все время жутко хотелось пить. Врач заходил еще несколько раз, осматривал меня, после чего акушерка что-то «подливала» мне в систему. После восьми часов схваток врач «наконец-то» решил вручную открыть шейку матки, которая, как оказалась, не хотела открываться больше, чем на два пальца – причем, несмотря на все ухищрения медперсонала. Оказалось, что открытие «вручную» — это когда доктор вводит несколько пальцев и насильно открывает проход для малыша. Поверьте, кто с этим не сталкивался – это очень больно. Помню, раздался странный хруст, после чего тело пронзила адская боль. В тот момент мне показалось, что врач что-то порвал внутри – «там» просто огонь начал пылать, жутко стала ломить поясницу и почему-то отказали ноги. Это был первый раз, когда я по-настоящему заорала. Потом я просто поскуливала, словно собачонка. Почему-то мне казалось, что еще чуть-чуть, и я, наконец-то, умру. Тогда, сидя на утке и глядя, как медленно движется стрелка на часах, интуиция мне подсказывала: что-то идет не так! Почему то в глазах стали прыгать «зайчики», голова стала кружиться, а дышать стало очень тяжело. Если еще утром мой малыш веселился во всю в животе, то сейчас он подозрительно затих.

Прибежала акушерка: измерила мне давление, послушала сердцебиение ребенка и тут же позвала врача. После осмотра стало ясно, что шейка матки закрылась окончательно, сердцебиение ребенка не прослушивается, а у меня идет непрерывная схватка, и вообще я вот-вот потеряю сознание от болевого шока и могу впасть в кому.

Я была категорически против кесарева сечения, но врач сказал: «Осталось не больше 20 минут – после этого надо будет спасать кого-то одного – тебя или ребенка».

Конечно, как и всякой матери, мне очень хотелось услышать первый крик своего ребенка, но из-за экстренного кесарева я пришла в себя от несильных пощечин и противного голоса акушерки: «Мамаша, у тебя дочка! Слышишь? Дочка! Рост – 51, вес – 3,200. Как назовешь?» Я прошептала имя, которое выбрала еще девять месяцев назад. Меня отвезли в палату и оставили, сказав, что все в порядке и ребенка мне завтра принесут. Я уснула, еще не подозревая, что это счастливое завтра растянется на долгие дни ожидания.

На следующий день мне не принесли ребенка. В обед я кое-как встала и без разрешения врача поползла вдоль стенки по коридору искать своего ребенка. С первого раза мне это не удалось – я нарвалась на акушерку, которая отвела меня обратно в палату и сказала, что с ребенком все в порядке, просто девочка наглоталась вод и теперь находится в барокамере, а увидеть ее я смогу завтра. Но вечером меня опять поймали (ну не могла я двигаться слишком быстро) и вернули в палату.

Восстановление после кесарева шло довольно тяжело. Кстати, ходить после него очень больно – впрочем, как и после любой другой полостной операции. Тяжелее всего встать с кровати, а потом лечь – на это уходило больше всего времени. В роддоме легко отличить, кто рожал самостоятельно, а кто при помощи операции. В основном, если по коридору идет женщина «враскорячку» — значит, естественно рожала, а если ползет согнутая буквой «Г», значит, было КС.

Когда на вторые сутки мне не принесли ребенка, я начала паниковать, но, благо, врачи разрешили посещение ребенка. Я просто «летела» по коридору вслед за медсестрой, которая махнула рукой на дверь с надписью «Интенсивная терапия новорожденных». Первый раз увидела я свою доченьку всю обмотанную какими-то проводками и лежащую в кювезе. В соседней барокамере лежал еще один ребенок – мальчик. Обе крошки были такие маленькие, беззащитные, опутанные проводками, которые торчали из головы, ручек и даже из пупков. Я подумала, что моя малышка, наверное, решила, что мама ее бросила. От вида ребенка и от таких мыслей, я, естественно, расплакалась и стала шептать малышке, что «девочки сильные, они все могут вытерпеть, что она должна быстрее поправляться, после чего мама ее обязательно заберет домой». Медсестры стали меня успокаивать, что не все так уж и страшно, после чего выпроводили меня, сказав, чтобы я цедилась и приносила молозиво или молоко – это поможет малышке идти на поправку.

Я пробралась в ординаторскую, оказалось, там была и Наташа – та, с которой мы лежали в одной палате в ночь перед родами. Оказалось, что второй ребенок, который лежит в палате интенсивной терапии – это ее сынок. Неонатолог в сердцах воскликнул Наташе: «Ну что ты так переживаешь, вон у той мамаши, — эскулап махнул рукой в мою сторону, — у ребенка вообще отсутствуют все рефлексы»… Кое-как, словно в бреду, я добралась к себе в палату.

Вечером я узнала, что Наташин малыш умер. Врачи поставили диагноз «врожденная патология легких», «внутриутробная пневмония» и, кажется, что-то еще. Я сходила проведать свою доченьку – она была такая маленькая, тихая и спокойная, сладко причмокивала губками во сне и шевелила пальчиками. Врач сказал, что она не воспринимает пищу – все время срыгивает. На обратном пути зазвонил мобильный. Я ответила не глядя – оказалось, что это бабушка мужа, которая сообщила мне о том, что они тут собрались отметить рождение правнучки. Ее следующая фраза надолго засела в моей голове – она относилась к моему ребенку, которого я носила девять месяцев под сердцем, а теперь молилась о здоровье каждую секунду: «Ну, может, она выживет?» Я бросила трубку и ничего не ответила, вернулась в палату. Через 20 минут температура тела поднялась до 40. Врачи говорили, что температура после кесарева сечения поднимается довольно часто, но она была слишком высокая. Сбить ее пытались всю ночь – никакие лекарства не помогали. Панацеей, хоть и ненадолго, становился физраствор – его предварительно охлаждали в холодильнике, а потом вливали в вену. Плюс к этому меня обкладывали грелками со льдом. Тогда температура опускалась до 38,8. Я не хотела ни есть, ни пить, мне даже жить не хотелось. Я все время плакала – иногда даже не замечала, что слезы текут по щекам. Я поняла, что мрачные сны снились не зря. К сожалению, я не сказала врачам о том, после чего мне стало плохо, а психологическую помощь у нас еще не умеют оказывать в обычных роддомах. Именно поэтому меня стали лечить – от всего. Уколы, таблетки, системы – все это было бесполезно. Единственное, что я делала – ходила к ребенку и говорила о том, как я ее люблю, как ее все ждут дома, просила вернуться ко мне. А еще я пыталась сцеживаться каждые три часа. Кормить ребенка мне запретили, так как принимала антибиотики, но мне очень уж хотелось наладить лактацию.

На четвертые сутки дочку отключили от аппарата ИВЛ – моя храбрая малышка услышала мамину просьбу не сдаваться и задышала самостоятельно. У нее появились рефлексы, и она стала понемножку кушать. На шестые сутки мне разрешили впервые подержать ребенка на руках – оказывается, это такое счастье: держать своего малыша на руках и прижимать к груди сопящий сверток. После этого события у меня больше не поднималась температура – возникло сильное желание покинуть роддом, но врачи не отпускали нас – перестраховывались. Я говорила, шутя, конечно, что пришла я сюда осенью, а домой мы пойдем уже зимой.

Приложить к груди ребенка мне разрешили на восьмые сутки. Оказалось, что кормить кроху – это настоящее блаженство, это чувство ни с чем не сравнится. 4 ноября выпал снег – я сразу поняла, что именно сегодня нас выпишут. Так и случилось. Несмотря на диагнозы детского невролога, я уже твердо знала, что все у нас будет хорошо.

С того времени прошло почти три года. Первые месяцы мы пили различные лекарства, посещали массажиста и много гуляли. Миллион раз в день я признавалась в любви дочке, восхищаясь ее мужеством и силой. Вскоре невролог снял все поставленные ранее диагнозы. Благодаря прилагаемым усилиям кормление после кесарева я смогла наладить и сохранила молоко – впоследствии я кормила малышку почти до двух лет.

С бабушкой мужа я с тех пор не общаюсь – не смогла простить ей отсутствие веры и свое подорванное здоровье. Сейчас у нас маленькая семья – мы остались вдвоем, так как муж не смог выдержать испытание ребенком и ушел, едва крохе исполнилось пять месяцев. Зато когда я слышу от своей доченьки фразу: «Не бойся, мама, я с тобой!» понимаю, что все эти испытания были вовсе не зря. И еще я верю в то, что у нас будет новый папа, а у моей доченьки появится братик или сестричка. Да! Несмотря на свои тяжелые роды и послеродовые проблемы я готова родить еще одного ребенка!

источник

Меня зовут Анна, и я хочу поделиться своей историей родов с теми женщинами, которым предстоит плановое кесарево сечение. Надеюсь, что в моей истории будут ответы на вопросы, которые волнуют будущих мамочек.

О том, что мне предстоит кесарево сечение, я узнала еще будучи школьницей: начиная с 5 класса зрение стремительно падало и окулист, который меня наблюдал, сразу предупредил и меня, и родителей об опасных последствиях родов, которые могут иметь место в моем случае. Тогда я не придала этому значения, но когда я узнала о беременности, сразу начала изучать вопрос того, что безопаснее при сильной близорукости (у меня минус 8 на оба глаза) — самостоятельные роды или кесарево сечение.

Интернет-источники мне говорили, что близорукость, даже высокой степени, не повод для операции. Единственное, что может стать основанием для отказа от естественных родов – это проблемы с сетчаткой глаза. Поговорив с гинекологами и окулистами, я узнала, что интернет не договаривает: помимо плохой сетчатки поводом для кесарева служит глаукома. Глаукома –стойкое высокое глазное давление – страшное заболевание, без терапии (а иногда и при ее наличии) ведущее к слепоте.

Узнав, что глаукома – препятствие для естественных родов, я крепко задумалась. Дело в том, что помимо 3 степени миопии, я стою на учете в глаукомном центре из-за периодического повышения давления. Глаукомных изменений в глазах не наблюдается, диагноз «глаукома» не стоит, но с учета меня на всякий случай не снимают вот уже как на 4 года.

За время подготовки к родам я обошла 3 окулистов. Один (окулист областного перинатального центра) категорично высказался за самостоятельные роды, но когда я у него спросила, не приведут ли роды к усугублению проблем со зрением, пожал плечами: «Гарантий Вам никто не даст». Второй окулист после всестороннего обследования ответил, что глаза надо бы поберечь, и если я не настроена категорично на естественные роды, он бы рекомендовал кесарево сечение. Третий высказался однозначно за операцию из-за высокого минуса. Подытожив, я решила не рисковать и пошла на кесарево.

Начну с того, что направление на операцию выписывает акушер-гинеколог в женской консультации, в моем случае, на основании заключения окулиста. С данным направлением я на 37 неделе пришла в роддом, где меня записали на плановую операцию. День можно было выбрать из предложенных дат. Как объяснил врач, первое плановое кесарево происходит на 40 неделе, последующие могут сделать несколько раньше.

Время операции оставалось неизвестным до последнего. Как правило, плановое кесарево проводится с утра, но во сколько именно ваш ребенок появится на свет, вы не узнаете до последнего момента. Накануне операции я легла на обследование в отдел патологии беременных на сутки. Обследование состоит из следующих процедур:

  • общий анализ крови;
  • анализ на группу крови и резус-фактор, даже если он был уже сделан в период беременности. Это делается для того, чтобы перепроверить группу крови на случай, если понадобится переливание;
  • общий анализ мочи;
  • КТГ (несколько раз в за день);
  • осмотр гинеколога на кресле;
  • УЗИ (по показаниям).

После того, как вы прошли все процедуры, Вас навещает оперирующий врач и анестезиолог, которые рассказывают о ходе операции, предупреждают, что за 12 часов до операции нельзя есть и пить. Тогда же Вам примерно говорят время – у меня операция была назначена на 10 утра.

На следующий день за час до предполагаемого времени операции мне поставили в руку катетер – устройство, через которое по вене пускают лекарственные препараты. За полчаса до предполагаемых родов ко мне в палату впустили мужа (у нас планировались партнерские роды).

А теперь расскажу, почему Вы не можете быть до конца уверены во времени кесарева. Если вдруг до начала операции у кого-то возникнет потребность в экстренном кесарево – этого человека прооперируют в приоритетном порядке. У меня так и случилось: в этот день девушке врачи пытались сделать поворот ребенка в утробе с тазового положения в головное, но что-то пошло не так и ее экстренно увезли в операционную прямо передо мной. К счастью, у нее все прошло благополучно.

В связи с этими обстоятельствами, меня оперировали на час позже, чем планировалось. В операционную мы с мужем шли сами, хотя раньше я думала, что меня повезут на каталке. Вместо меня на каталке везли мои вещи: градусник, телефон, подгузник, одежда для малыша в родовую, вещи в послеродовое отделение. Подробнее о том, что нужно взять с собой в роддом.

Сначала мы пришли в палату реанимации, где я полностью разделась, накинула на себя прозрачную одноразовую рубашку и шапочку на голову, оставила все вещи. Далее меня проводили в операционную – там уже было много народа (неонатолог, анестезиолог, медицинская сестра, хирург). Меня посадили на операционный стол, ввели в позвоночник наркоз. Анестезия была спинальная. Подробнее о спинальной анестезии. Было очень страшно, меня неслабо потряхивало от волнения. Как ни странно, сильной боли при введении наркоза я не почувствовала. Да, введение лекарства было ощутимо, неприятно, но вполне терпимо. После введения наркоза меня положили на стол, закрыли нижнюю часть тела ширмой. Интересно, что оперирующий врач пришел самым последним, когда я уже лежала на столе под наркозом. Врач зашел и операция началась.

Надо сказать, что времени для того, чтобы наркоз начал действовать, было совсем немного. Это меня напрягало, т.к. был страх того, что наркоз не подействует и меня порежут «по живому». Меня сразу предупредили: «Вы будете все чувствовать, но больно не будет». Я до сих пор думаю, что меня обманули: больно было очень. Несмотря на то, что наркоз успел подействовать, ощущения операции самые неприятные, такие, как будто тебя потрошат (по факту так оно и есть).

Что очень больно – когда вытаскивают ребенка. Это происходит на второй минуте операции, рождение происходит очень резко (я даже испугалась, не свернут ли ему шею). Малыша вытащили – он заплакал, и я вместе с ним. Не знаю, почему полились слезы: то ли от боли, то ли от переживаний, то ли от счастья, что я впервые услышала свое чадо. Ребенка поднесли ко мне уже обмытым, дали поцеловать, затем унесли к мужу и положили ему на грудь. По правде говоря, малыша внешне я плохо разглядела. Наверное, если бы меня потом попросили узнать его из десяти, я могла бы ошибиться. Но я хорошо запомнила его тактильно: его мягкие волосы, нежную кожу.

Самое тяжелое началось, когда ребенка унесли. У меня закружилась голова, начало тошнить. Надо сказать, что персонал со мной не церемонился: врачи были недовольны тем, что у меня рвотные позывы. Процитирую оперирующего хирурга: «Ну вот, только кишки аккуратно уложили, теперь придется заново». Меня ругали, что я не могу лежать спокойно, что меня рвет, говорили глубоко дышать. Я старалась, очень старалась, но тошнило все сильнее. То время, когда меня зашивали, показалось вечностью, хотя прошло всего 20 минут. Тошнило сильно, но вырвало лишь единожды – уже после операции, когда везли к мужу.

Итак, меня привезли на каталке к мужу. «Поздравляй жену»,- говорит ему медсестра. «Поздравляю», — пролепетал растерянный молодой отец. «Поцелуй, дурак», — наказала ему медсестра. Муж поцеловал меня в щеку, и меня увезли в реанимацию. Новорожденный малыш уже лежал в боксе рядом с кроватью и сладко спал.

Первым делом в реанимации меня накормили овощным супом и овсянкой на воде. Ребенок проснулся, мне дали его покормить, но почти сразу же отобрали со словами, что кормить толком я не умею. Это правда, в первые часы не очень понимаешь, как помочь ребенку взять грудь.

В это время уже можно взять телефон и позвонить родным, сообщить радостную новость.

Это самое тяжелое время. Как только отходит наркоз, тебя заставляют вставать и ходить по палате, чтобы не было спаек. Подробнее о спайках после кесарева. Через 2-3 часа тебя ведут помыться. Все это делаешь, превозмогая боль. Хорошо, если есть бандаж – он существенно облегчает состояние, но даже в нем боль весьма сильная. Основная боль проходит на третий день, значительно легче через неделю. Через 14 дней боль уже не боль, а легкий дискомфорт.

Пока лежала в реанимации, меня навестил гинеколог, рассказал о питании и послеродовом уходе. Интересно, что в первый день после операции нельзя хлеб и капусту, но именно блюда из этих продуктов приносят тебе в роддоме (щи, тушеная капуста и много хлеба).

Через 3 часа меня с ребенком перевели в палату. Больше всего на свете в это время хочется лежать, но надо ходить, ходить как можно больше. И лежать на животе, чтобы матка сокращалась, что тоже невероятно больно.

Ребенок первое время почти все время спит, поэтому после операции есть возможность вздремнуть, но из-за сильных эмоций не все могут себе это позволить. Я поспала около 2 часов, потом спать не хотелось — как отрезало.

Несколько раз в день заходит медсестра, обрабатывает шов, ставит обезболивающее и окситоцин.

Неонатолог приходит каждый день, осматривает ребенка. В это время ему можно задать интересующие вопросы, и, если у него будет время, он ответит.

В целом, если описать этот период в роддоме – все болит и очень хочется домой, но зато рядом с тобой мирно посапывает маленький человечек, от которого невозможно отвести взгляд; человечек, ради которого ты готов испытать любую боль и которого ты любишь больше всего на свете.

источник

Малышман