Анекдот про роды втяни щеки мы не проходим

Я с первым на слова акушерки» придется надрезать, очень крупный» кричала:» Тимофей втяни щеки, мы не проходим»))

Я с первым на слова акушерки» придется надрезать, очень крупный» кричала:» Тимофей втяни щеки, мы не проходим»))

36 недель. Мне 20 лет. Положили меня заранее. В то время не было столько доступной информации про беременность и роды. Сама ещё детский сад. Всю беременность угроза была. А тут ни в одном глазу. Вечером было подозрение на подтекание вод. Дали мне пелёночку, говорят: «Походи с ней, потом отправим на анализ». Время 12 часов ночи. Не спится. Пошла в туалет. И гляжу на этой пелёночке лежит что-то, похожее на червяка прозрачного с разноцветными прожилками. У меня начинается тихая истерика. Думаю – что-то у ребёночка отвалилось. Задаюсь вопросом: на что похоже? ГЛАЗ! – осенило меня. Я несусь в родзал. Дежурит замглавврача. Принимает роды. Я влетаю и ору: «Ольга Александровна, у моего ребёночка глаз вывалился!» У неё лицо так вытянулось. У роженицы схватки прекратились, акушерка роняет инструмент. Картина маслом. Она мне говорит: «Сюда иди». Я ей сую свою пелёнку. У них начинается тихая истерика: «Дурында – это пробка. Иди спать. Завтра рожать будем!» Потом весь роддом мне этот глаз ещё долго вспоминал.

Котёнка унесли, я лежу на каталке с капельницей и льдом, в руках телефон, отправляю всем смс. Приходят поздравления. И только часа в 2 дня, когда я хорошенько выспалась и поела, до меня доперло, что я сообщила ВСЕМ, кроме мужа… Он даже почти не обиделся))

Я беременная на работу устроилась – месяц-два на линии на телефоне отсидела. И все! Атас! В маршрутку заходила, и говорила: «Здравствуйте, меня зовут Анна….» Маршрутка как-то неохотно со мной в ответ здоровалась.

Схватки были сильные, между ними еще умудрялась звонить мужу со словами: «Я тебе в еду пургена налью и закроюсь в туалете, когда будешь ломиться, а я тогда буду тебе говорить, что нельзя, терпи!». Он смеялся.

Трындец наступил на следующее утро после родов – скрипя всеми конечностями, аки несмазанный терминатор, я медленно, но верно, стала продвигаться в сторону туалета.

Когда сынулю вытащили из живота – сразу увидела, стало так легко и спокойно, что потянуло в сон, от усталости явно. Я говорила: «Ребята, я посплю, а вы меня зашивайте!» Анестезиолог кричал: «Не смей закрывать глаза!» Я сговорилась, что буду лежать с одним открытым глазом, а вторым спать.

У меня мама рассказывала, что когда она меня рожала, то в этой же палате была женщина, которая вставала на колени перед тумбочкой, засовывала туда голову и в нее кричала. Ей так видимо легче было схватки перенести.

На зашивание наркоз все таки сделали, и я будучи под наркозом улыбалась во весь рот, слышу врач говорит: «Она там мультики, что ли, смотрит?»

Меня после кесарева вывозят в коридор, смотрю – муж с сыном на руках стоит – довольный такой. Подвезли к нему, остановили. Он спрашивает: «Как чувствуешь себя?» Я: «Нормально, только трясёт сильно». Муж у врача спрашивает: «А почему её трясёт?». Тот так серьезно отвечает: «Заморозки скоро!»

Две роженицы, порвались обе, зашивает врач, юморит. Девушкам не до смеха, не отвечают. В это время в коридоре крик: «Иваныч, ты где-е-е?!» Врач, не отрываясь от шва: «Ой, как я не хочу сейчас в рифму отвечать!» Ржали все…

А я когда начала в операционной после кесарева отходить, открываю глаза, все плывет и кружится, обвожу мутным взглядом вокруг – никого! Думаю: «Сейчас громко крикну, позову врача али медсестру, узнать хоть, как ляля. На деле вместо громкого крика, как хотела, раздалось сиплое, тихое, и почему-то медленно слова выговаривались: «Люююдиии! Аууу, вы гдееее?!» Прямо над головой раздался смешок анестезиолога (наверх что-то глаза у меня не поднимались), так же протяжно: «Мы здееесь!»

А я, когда дочку рожала, схватки участились и не было сил расслабиться, меня трясло просто от боли и я начала причитать «Спасите, помогите! Спасите, помогите!» Акушерка заходит и говорит, что я прямо как Винни-Пух, когда он в норе у Кролика застрял.

Пришел анастезиолог. В голубом костюме и маске. Поставил мне капельницу с наркозом и говорит: «Мы с тобой сейчас поговорим и ты уснешь». А я смотрю – глаза у него голубые-голубые, прямо, как небо… И я у него томным голосом спрашиваю: «А что вы сегодня вечером делаете?» И вырубилась.

Время 4 утра. Бужу мужа, говорю, что «у меня выливается», а он: «Ну, описалась, с кем не бывает…», потом рывком садится, хлопает глазами, вскакивает и начинает нарезать круги по комнате и как заведенный: «А мне что делать, а мне что делать?!» Тут он вспоминает, что мой гинеколог живет в нашем подъезде на 3 этаже. Бежит туда, звонит, тот открывает. Муж его сонного «за грудки » и с воплем «там течет, помогите. » пытается вытащить из квартиры. Врач, когда понял у кого и что течет, расслабился: «Вызывай скорую!»

А потом у меня от усилий судороги начались. Крюгер отдыхает. Пальцы скрючило, рот приоткрыт, мышцы мелко так дрожат все и я через судорогу пыхчу акушерке: «Лееенннааа! У меня паралич! Спасайте меня!»

В панике я начала запихивать все, что могло бы мне понадобится на родах и после, в рюкзак мужа, только что вернувшегося из похода. В состоянии аффекта вместе с ношей и животом наперевес я доскакала до роддома. В приемном покое даже не удивились, а просто мило поинтересовались, мол, зачем мне еще и палатка в роддоме, мест вроде хватает. А я и не заметила, что она была аккуратно привязана с другой стороны рюкзака.

Ещё один папа в первый день выписки жены и дочки из роддома. Видит как то жена, то её мама носят малышку на руках и говорит: «Да выпустите вы её на пол, пусть поползает».

У меня в качестве прикола – аудиозапись (спасибо муж) моего отходняка после наркоза, когда меня зашивали. В общем, лежу я на рахмановке, уже после того, как все кончилось, рядом ходит муж с новорожденной дочкой – ждет, пока я очухаюсь, врачи уже ушли. А у меня в это время глюки… Шикарнейшие – графика обалденная, как будто я летаю среди каких-то оранжевых кубиков. А летаю я, хм, на летальном аппарате… Мужу рассказываю: «Сашка, ммм, я в матрице. Тут ништяк». И тут у меня очередной вираж, я хватаю за боковые ручки рахмановки, а там правая есть, а левая отломана, и тут я как заору: «Саша, кошмар! Тут в корабле руль сломан!»

После чистки отходила от наркоза – рассказывала всем про фильм КУБ и котопса, в коридоре приставала ко всем проходящим с вопросом: «Не показалось ли им, что я дура?»

У меня роды вторые – стремительные. От начала схваток до крика малышки прошло 50 минут, я только слышала крик акушерки: «Не дыши, а то ребенок в форточку вылетит»

Беременный мозг – это жесть. Никогда не думала, что на слова «С легким паром!» буду отвечать: «К черту!»

Когда моя сестра рожала (ну если точнее, то в предродовой палате еще дело было), то вцепилась доктору в штанину. Ну типа молила о пощаде… Т.к. на пальцах ногти довольно длинные были, то сначала штанину она четырьмя пальцами проткнула, а потом от злости оторвала вообще (это за то, что он сказал ей, что еще рожать рано). Доктор ругался, пытался отобрать оторванное, но она его штанину так из рук и не выпустила. Только после родов смогли отобрать и то, уговаривали!

А мой узист сказал: «Мальчик! Нууу, если девочка родится, то мне принесешь – за ошибки надо отвечать!»

Начались роды. Вызвали скорую. Приехала. У меня уже третьи роды. Схватки за схватками. Скорая мигалку включила, пробка, а мы по встречке… с мигалкой! Меня крючит уже, а мой муж сидит в окно смотрит, радостный гад ещё такой и говорит: «Зай, а мы по встречке едем!” Оставшиеся 10 минут я красочно представляла, как его сковородкой бью! Легче становилось.

Позвали меня на клизму на 3 сутки после кесарева. Ну, медсестра меня обработала и побежала к другим капельницы менять, потом на пост прибежала она, а я только иду вдоль стеночки, так тихонечко, еле-еле. Она меня спрашивает: «Демидова, ты уже в туалете была?» Я ей в ответ: «Неа, я бегу еще». А она как засмеется, выбежала другая медсестра на хохот первой. И спрашивает чего смеешься, а та ей: «Демидова кросс сдает по бегу»

Перед Новым годом. Закупаю продукты к празднику. Только захожу в магазин – сразу же начинает пинаться ребенок (в магазине музыка громкая, душно). Поэтому покупки я делаю небольшими порциями и в полусогнутом состоянии (иначе идти невозможно). Повторяется это не один раз и очень привлекает внимание покупателей и персонала. Захожу в магазин ПЯТЫЙ раз за день, беру корзинку, иду к стендам и слышу сзади тихий голос охранника, который делает сообщение по рации: «Внимание охране! В магазине ТА САМАЯ беременная! Я веду до колбас, потом до овощей ведет Леха, далее по списку… Хе-хе, на ком рожать начнет, тот в роддом и повезет!» Так меня и вели по супермаркету, как шпиона.
Правда, корзинку донесли до кассы заодно.

Орала как оглашенная! Требовала… эвтаназии. В угаре схваток перепутала с анастезией!

А я начинаю теперь понимать, зачем беременных в декрет отправляют – это не ради благополучия беременной, а ради спасения работы!

Душа беременной – потемки! А желудок – ваще пипец.

А мы пеленать на кошке учились. Она была в восторге! Кстати, скажу я вам, ребенка легче запеленать, чем кошку… Ребенок хоть не убегает…

Беременность для женщины – все равно, что армия для мужчины: время тянется бесконечно, тупеешь, толстеешь, все время хочется есть и спать.

Однажды мне нужно было в аптеке купить тест на беременность. Делая заказ, я вдруг вспомнила, что мама просила купить валерьянки… Представьте теперь реакцию окружающих, когда я произнесла: «Мне, пожалуйста, тест на беременность… и валерьянку»

Потуги пошли, сил нет… Врач говорит, чтобы я не кричала, а тужилась, как будто я в туалет по-большому хожу. Вдохнула полной грудью и начала рычать и кричать опять. Врач говорит: «Ты когда по-большому в туалет ходишь тоже так орешь? Соседи не боятся?»

На стол операционный положили, а я спрашиваю: «А что вы с плацентой делаете?», врач отвечает: «Макароны по-флотски!»

Пошли с мужем на УЗИ. Видимо, врач сканером придавила чуток малыша, естественно, ему это не понравилось – он начал буянить, и тут коронная фраза мужа, которую мы будем внукам, наверное, пересказывать: «А он что, лапами шевелить умеет?!» Все – медсестра, я и врач минут пять не могли остановиться… смеялись…

Рожала первого с эпидуралкой. Подшивали.
Я: Ой-ёй-ёй. Щииипет.
Врач: И что ты предлагаешь?
Я: Подуйте!
Врач: Да? Может тебе ещё и полизать?

А у нас врач такой мировой был на послеродовом. На обходе смотрит на одну пациентку и спрашивает: «А это не вы, случаем, кричали при родах, что лучше бы в армии отслужили и брились каждый день?» Девушка, смущаясь: «Да, я…», он подходит к ней, жмет руку: «Полностью с вами согласен!»

У меня в обменной карте написано: «Вредные привычки – кошка».

Был акушер у нас там, красавец – высокий, здоровый, темноволосый и с ярко-синими глазами. Когда он пришел, как раз очнулась соседка по интенсивке после кесарева и заорала на всю палату: «О, Господи! Ангел!» Акушер был польщён… Сказал, что это лучший комплимент, который он слышал.

Передо мной рожала девчонка и она кричала доктору: «Доктор, я какаю. » На что ей доктор ответил: «Какать не какаешь, но пукаешь ты неплохо…»

И представьте себе мое удивление, когда в палату зашел крокодил Гена с Чебурашкой на руках и широко улыбнулся, а из-за его спины выглянула старуха Шапокляк и спросила так осторожненько: «Ну как она?» Когда через минуту я пришла, наконец, в себя от кесарского наркоза, крокодил постепенно превратился в моего врача в зеленом халате, а в руках он держал Санечку – принес показать. А старуха Шапокляк видоизменилась в мою маму.

источник

Я с первым на слова акушерки» придется надрезать, очень крупный» кричала:» Тимофей втяни щеки, мы не проходим»))

На утро после родов тело болело так, как если бы по мне проехал асфальтовый каток не только вдоль, но и поперёк, а потом еще контрольный заезд по диагонали.

Ожидание меня убивало. Мой муж подливал масла в огонь: каждый вечер он делал круг по залу с подаренной нам для малыша коляской, «тормозил» у дивана, где я сидела и спрашивал меня: «Где ребенок?»

У меня и после первой беременности мозги не восстановились, а теперь, когда уже новое пузо растёт, мой тупизм достиг апофигея. Вчера, зайдя в аптеку, требовала 2 кг огурцов. На растерянный ответ молоденького фармацевта: «У нас нет огурцов…» сварливо и громко спросила: «Ну хоть помидоров-то дадите?». Люди в очереди за мной бились в конвульсиях от хохота. До меня же дошло только минуты через полторы.

36 недель. Мне 20 лет. Положили меня заранее. В то время не было столько доступной информации про беременность и роды. Сама ещё детский сад. Всю беременность угроза была. А тут ни в одном глазу. Вечером было подозрение на подтекание вод. Дали мне пелёночку, говорят: «Походи с ней, потом отправим на анализ». Время 12 часов ночи. Не спится. Пошла в туалет. И гляжу на этой пелёночке лежит что-то, похожее на червяка прозрачного с разноцветными прожилками. У меня начинается тихая истерика. Думаю – что-то у ребёночка отвалилось. Задаюсь вопросом: на что похоже? ГЛАЗ! – осенило меня. Я несусь в родзал. Дежурит замглавврача. Принимает роды. Я влетаю и ору: «Ольга Александровна, у моего ребёночка глаз вывалился!» У неё лицо так вытянулось. У роженицы схватки прекратились, акушерка роняет инструмент. Картина маслом. Она мне говорит: «Сюда иди». Я ей сую свою пелёнку. У них начинается тихая истерика: «Дурында – это пробка. Иди спать. Завтра рожать будем!» Потом весь роддом мне этот глаз ещё долго вспоминал.

Я беременная на работу устроилась – месяц-два на линии на телефоне отсидела. И все! Атас! В маршрутку заходила, и говорила: «Здравствуйте, меня зовут Анна….» Маршрутка как-то неохотно со мной в ответ здоровалась.

Пришла к остеопату на 7-месяце, он сначала, как полагается, все расспрашивает, записывает… На вопрос: «Какой месяц?» я долго судорожно копалась в памяти и наконец выдавила – январь… Он растерялся в свою очередь и, удерживая смех, переспросил: «Месяц беременности?»

Однажды жутко захотелось курицы. Купила курицу, сварила, съела. Всю. После этого мне было не очень хорошо и всю остальную беременность я не выносила даже слова «курица». По этому случаю в семье она была переименована в «барсука». Несведущих людей очень забавляли упоминаемые в разговоре супы из барсука, жареные барсучьи окорочка, но пуще всего барсучьи яйца!

На одном из приемов: «Доктор, а когда у меня дата родов?» «А тебе зачем?» Действительно, чего это я вдруг интересуюсь?

Схватки были сильные, между ними еще умудрялась звонить мужу со словами: «Я тебе в еду пургена налью и закроюсь в туалете, когда будешь ломиться, а я тогда буду тебе говорить, что нельзя, терпи!». Он смеялся.

Трындец наступил на следующее утро после родов – скрипя всеми конечностями, аки несмазанный терминатор, я медленно, но верно, стала продвигаться в сторону туалета.

Когда сынулю вытащили из живота – сразу увидела, стало так легко и спокойно, что потянуло в сон, от усталости явно. Я говорила: «Ребята, я посплю, а вы меня зашивайте!» Анестезиолог кричал: «Не смей закрывать глаза!» Я сговорилась, что буду лежать с одним открытым глазом, а вторым спать.

У меня мама рассказывала, что когда она меня рожала, то в этой же палате была женщина, которая вставала на колени перед тумбочкой, засовывала туда голову и в нее кричала. Ей так видимо легче было схватки перенести.

На зашивание наркоз все таки сделали, и я будучи под наркозом улыбалась во весь рот, слышу врач говорит: «Она там мультики, что ли, смотрит?»

Меня после кесарева вывозят в коридор, смотрю – муж с сыном на руках стоит – довольный такой. Подвезли к нему, остановили. Он спрашивает: «Как чувствуешь себя?» Я: «Нормально, только трясёт сильно». Муж у врача спрашивает: «А почему её трясёт?». Тот так серьезно отвечает: «Заморозки скоро!»

Две роженицы, порвались обе, зашивает врач, юморит. Девушкам не до смеха, не отвечают. В это время в коридоре крик: «Иваныч, ты где-е-е?!» Врач, не отрываясь от шва: «Ой, как я не хочу сейчас в рифму отвечать!» Ржали все…

А я когда начала в операционной после кесарева отходить, открываю глаза, все плывет и кружится, обвожу мутным взглядом вокруг – никого! Думаю: «Сейчас громко крикну, позову врача али медсестру, узнать хоть, как ляля. На деле вместо громкого крика, как хотела, раздалось сиплое, тихое, и почему-то медленно слова выговаривались: «Люююдиии! Аууу, вы гдееее?!» Прямо над головой раздался смешок анестезиолога (наверх что-то глаза у меня не поднимались), так же протяжно: «Мы здееесь!»

А я, когда дочку рожала, схватки участились и не было сил расслабиться, меня трясло просто от боли и я начала причитать «Спасите, помогите! Спасите, помогите!» Акушерка заходит и говорит, что я прямо как Винни-Пух, когда он в норе у Кролика застрял.

Пришел анастезиолог. В голубом костюме и маске. Поставил мне капельницу с наркозом и говорит: «Мы с тобой сейчас поговорим и ты уснешь». А я смотрю – глаза у него голубые-голубые, прямо, как небо… И я у него томным голосом спрашиваю: «А что вы сегодня вечером делаете?» И вырубилась.

Время 4 утра. Бужу мужа, говорю, что «у меня выливается», а он: «Ну, описалась, с кем не бывает…», потом рывком садится, хлопает глазами, вскакивает и начинает нарезать круги по комнате и как заведенный: «А мне что делать, а мне что делать?!» Тут он вспоминает, что мой гинеколог живет в нашем подъезде на 3 этаже. Бежит туда, звонит, тот открывает. Муж его сонного «за грудки » и с воплем «там течет, помогите. » пытается вытащить из квартиры. Врач, когда понял у кого и что течет, расслабился: «Вызывай скорую!»

А потом у меня от усилий судороги начались. Крюгер отдыхает. Пальцы скрючило, рот приоткрыт, мышцы мелко так дрожат все и я через судорогу пыхчу акушерке: «Лееенннааа! У меня паралич! Спасайте меня!»

В панике я начала запихивать все, что могло бы мне понадобится на родах и после, в рюкзак мужа, только что вернувшегося из похода. В состоянии аффекта вместе с ношей и животом наперевес я доскакала до роддома. В приемном покое даже не удивились, а просто мило поинтересовались, мол, зачем мне еще и палатка в роддоме, мест вроде хватает. А я и не заметила, что она была аккуратно привязана с другой стороны рюкзака.

Ещё один папа в первый день выписки жены и дочки из роддома. Видит как то жена, то её мама носят малышку на руках и говорит: «Да выпустите вы её на пол, пусть поползает».

У меня в качестве прикола – аудиозапись (спасибо муж) моего отходняка после наркоза, когда меня зашивали. В общем, лежу я на рахмановке, уже после того, как все кончилось, рядом ходит муж с новорожденной дочкой – ждет, пока я очухаюсь, врачи уже ушли. А у меня в это время глюки… Шикарнейшие – графика обалденная, как будто я летаю среди каких-то оранжевых кубиков. А летаю я, хм, на летальном аппарате… Мужу рассказываю: «Сашка, ммм, я в матрице. Тут ништяк». И тут у меня очередной вираж, я хватаю за боковые ручки рахмановки, а там правая есть, а левая отломана, и тут я как заору: «Саша, кошмар! Тут в корабле руль сломан!»

После чистки отходила от наркоза – рассказывала всем про фильм КУБ и котопса, в коридоре приставала ко всем проходящим с вопросом: «Не показалось ли им, что я дура?»

У меня роды вторые – стремительные. От начала схваток до крика малышки прошло 50 минут, я только слышала крик акушерки: «Не дыши, а то ребенок в форточку вылетит»

Беременный мозг – это жесть. Никогда не думала, что на слова «С легким паром!» буду отвечать: «К черту!»

Когда моя сестра рожала (ну если точнее, то в предродовой палате еще дело было), то вцепилась доктору в штанину. Ну типа молила о пощаде… Т.к. на пальцах ногти довольно длинные были, то сначала штанину она четырьмя пальцами проткнула, а потом от злости оторвала вообще (это за то, что он сказал ей, что еще рожать рано). Доктор ругался, пытался отобрать оторванное, но она его штанину так из рук и не выпустила. Только после родов смогли отобрать и то, уговаривали!

А мой узист сказал: «Мальчик! Нууу, если девочка родится, то мне принесешь – за ошибки надо отвечать!»

Начались роды. Вызвали скорую. Приехала. У меня уже третьи роды. Схватки за схватками. Скорая мигалку включила, пробка, а мы по встречке… с мигалкой! Меня крючит уже, а мой муж сидит в окно смотрит, радостный гад ещё такой и говорит: «Зай, а мы по встречке едем!” Оставшиеся 10 минут я красочно представляла, как его сковородкой бью! Легче становилось.

Позвали меня на клизму на 3 сутки после кесарева. Ну, медсестра меня обработала и побежала к другим капельницы менять, потом на пост прибежала она, а я только иду вдоль стеночки, так тихонечко, еле-еле. Она меня спрашивает: «Демидова, ты уже в туалете была?» Я ей в ответ: «Неа, я бегу еще». А она как засмеется, выбежала другая медсестра на хохот первой. И спрашивает чего смеешься, а та ей: «Демидова кросс сдает по бегу»

Перед Новым годом. Закупаю продукты к празднику. Только захожу в магазин – сразу же начинает пинаться ребенок (в магазине музыка громкая, душно). Поэтому покупки я делаю небольшими порциями и в полусогнутом состоянии (иначе идти невозможно). Повторяется это не один раз и очень привлекает внимание покупателей и персонала. Захожу в магазин ПЯТЫЙ раз за день, беру корзинку, иду к стендам и слышу сзади тихий голос охранника, который делает сообщение по рации: «Внимание охране! В магазине ТА САМАЯ беременная! Я веду до колбас, потом до овощей ведет Леха, далее по списку… Хе-хе, на ком рожать начнет, тот в роддом и повезет!» Так меня и вели по супермаркету, как шпиона.
Правда, корзинку донесли до кассы заодно.

Орала как оглашенная! Требовала… эвтаназии. В угаре схваток перепутала с анастезией!

А я начинаю теперь понимать, зачем беременных в декрет отправляют – это не ради благополучия беременной, а ради спасения работы!

Душа беременной – потемки! А желудок – ваще пипец.

А мы пеленать на кошке учились. Она была в восторге! Кстати, скажу я вам, ребенка легче запеленать, чем кошку… Ребенок хоть не убегает…

Беременность для женщины – все равно, что армия для мужчины: время тянется бесконечно, тупеешь, толстеешь, все время хочется есть и спать.

Однажды мне нужно было в аптеке купить тест на беременность. Делая заказ, я вдруг вспомнила, что мама просила купить валерьянки… Представьте теперь реакцию окружающих, когда я произнесла: «Мне, пожалуйста, тест на беременность… и валерьянку»

Потуги пошли, сил нет… Врач говорит, чтобы я не кричала, а тужилась, как будто я в туалет по-большому хожу. Вдохнула полной грудью и начала рычать и кричать опять. Врач говорит: «Ты когда по-большому в туалет ходишь тоже так орешь? Соседи не боятся?»

На стол операционный положили, а я спрашиваю: «А что вы с плацентой делаете?», врач отвечает: «Макароны по-флотски!»

Пошли с мужем на УЗИ. Видимо, врач сканером придавила чуток малыша, естественно, ему это не понравилось – он начал буянить, и тут коронная фраза мужа, которую мы будем внукам, наверное, пересказывать: «А он что, лапами шевелить умеет?!» Все – медсестра, я и врач минут пять не могли остановиться… смеялись…

Рожала первого с эпидуралкой. Подшивали.
Я: Ой-ёй-ёй. Щииипет.
Врач: И что ты предлагаешь?
Я: Подуйте!
Врач: Да? Может тебе ещё и полизать?

А у нас врач такой мировой был на послеродовом. На обходе смотрит на одну пациентку и спрашивает: «А это не вы, случаем, кричали при родах, что лучше бы в армии отслужили и брились каждый день?» Девушка, смущаясь: «Да, я…», он подходит к ней, жмет руку: «Полностью с вами согласен!»

У меня в обменной карте написано: «Вредные привычки – кошка».

Был акушер у нас там, красавец – высокий, здоровый, темноволосый и с ярко-синими глазами. Когда он пришел, как раз очнулась соседка по интенсивке после кесарева и заорала на всю палату: «О, Господи! Ангел!» Акушер был польщён… Сказал, что это лучший комплимент, который он слышал.

Передо мной рожала девчонка и она кричала доктору: «Доктор, я какаю. » На что ей доктор ответил: «Какать не какаешь, но пукаешь ты неплохо…»

И представьте себе мое удивление, когда в палату зашел крокодил Гена с Чебурашкой на руках и широко улыбнулся, а из-за его спины выглянула старуха Шапокляк и спросила так осторожненько: «Ну как она?» Когда через минуту я пришла, наконец, в себя от кесарского наркоза, крокодил постепенно превратился в моего врача в зеленом халате, а в руках он держал Санечку – принес показать. А старуха Шапокляк видоизменилась в мою маму.

источник

Беременность и роды — особые события в жизни каждой женщины. И нередко — всех окружающих. Потому что так, как может чудить беременная и только что родившая женщина, чудить не может никто.

Источник фото: boombob.ru

— Захожу в кабинет. Сидит врач с огромными глазами, долго смотрит на меня. «Скажи мне, пожалуйста, а ты не пробовала ещё в длину прыгать или с шестом? Конечно, некоторые физические упражнения беременным нужны и полезны, но не бег же со скорость 60 км/ч по снегу, в дублёнке и семимесячным животом за автобусом

Оказывается она тоже в нем ехала…

— Когда сил уже не было терпеть, больно, хоть глаз вырви, я психанула и, бросив врачам «мне надоело, я пошла», почесала к выходу. Акушерка, поймав за подол мешковатой сорочки: «От меня беременной еще никто не уходил!», силой запихнула на кресло.

— Только родила. Лежу в коридорчике, отхожу. Деточку свою толком не рассмотрела.

И вот доктор-мужчина приносит мне мою принцессу. Я на нее смотрю и спрашиваю: «Ой, доктор, а что же это она так на обезьянку-то похожа?»

А доктор совершенно серьезно: «Претензии по данному вопросу не ко мне!»

Источник фото: listal.com

— Знакомая (работает на сильно руководящей должности) рожала. Долго, тяжело… Стали зашивать и вкололи наркоз.

Видимо, усталость «дала в голову», и она врачу и зашивающей акушерке в коматозе: «Так, завтра оба объяснительные записки ко мне на стол». И вырубилась.

— У меня мама рассказывала, что когда она меня рожала, то в этой же палате была женщина, которая вставала на колени перед тумбочкой, засовывала туда голову и в нее кричала. Ей так, видимо, легче было схватки перенести.

— Одно из самых памятных впечатлений молодости моей мамы обеспечил коллега, преподаватель и профессор, а по совместительству отец… восьмерых дочерей.

Дело в том, что профессор страстно хотел иметь сына. У Бога, между тем, тоже имеется чувство юмора — и каждый раз, стоя на крыльце роддома, профессор получал кулек, завязанный розовой ленточкой. После восьмой попытки он наконец успокоился.

Источник фото: lolwot.com

— Врач зашивает двух рожениц юморит. Девушкам не до смеха, не отвечают. В это время в коридоре крик: «Иваныч, ты где-е-е?!» Врач, не отрываясь от шва: «Ой, как я не хочу сейчас в рифму отвечать!» Ржали все…

— Я с первым на слова акушерки» придется надрезать, очень крупный» кричала: «Тимофей втяни щеки, мы не проходим!»

— 36 недель. Мне 20 лет. Сама ещё детский сад. Всю беременность угроза была. А тут ни в одном глазу.

Дали мне пелёночку, говорят: «Походи с ней, потом отправим на анализ». Время 12 часов ночи. Не спится. Пошла в туалет. И гляжу на этой пелёночке лежит что-то, похожее на червяка прозрачного с разноцветными прожилками.

У меня начинается тихая истерика. Думаю – что-то у ребёночка отвалилось. Задаюсь вопросом: на что похоже? Глаз! – осенило меня.

— Схватки были сильные, между ними еще умудрялась звонить мужу со словами: «Я тебе в еду пургена налью и закроюсь в туалете, когда будешь ломиться, а я тогда буду тебе говорить, что нельзя, терпи!». Он смеялся.

— Меня после кесарева вывозят в коридор, смотрю – муж с сыном на руках стоит – довольный такой. Подвезли к нему, остановили. Он спрашивает: «Как чувствуешь себя?» Я: «Нормально, только трясёт сильно».

Муж у врача спрашивает: «А почему её трясёт?». Тот так серьезно отвечает: «Заморозки скоро!»

Источник фото: spletnik.ru

— А я когда начала в операционной после кесарева отходить, открываю глаза, все плывет и кружится, обвожу мутным взглядом вокруг – никого! Думаю: «Сейчас громко крикну, позову врача али медсестру, узнать хоть, как ляля.

На деле вместо громкого крика, как хотела, раздалось сиплое, тихое, и почему-то медленно слова выговаривались: «Люююдиии! Аууу, вы гдееее?!»

Прямо над головой раздался смешок анестезиолога (наверх что-то глаза у меня не поднимались), так же протяжно: «Мы здееесь!»

— После чистки отходила от наркоза – рассказывала всем про фильм КУБ и котопса, в коридоре приставала ко всем проходящим с вопросом: «Не показалось ли им, что я дура?»

— А мой узист сказал: «Мальчик! Нууу, если девочка родится, то мне принесешь – за ошибки надо отвечать!»

Источник фото: vk.com

Орала, как оглашенная! Требовала… эвтаназии. В угаре схваток перепутала с анастезией!

— Потуги пошли, сил нет… Врач говорит, чтобы я не кричала, а тужилась, как будто я в туалет по-большому хожу.

Вдохнула полной грудью и начала рычать и кричать опять. Врач говорит: «Ты когда по-большому в туалет ходишь тоже так орешь? Соседи не боятся?»

— И представьте себе мое удивление, когда в палату зашел крокодил Гена с Чебурашкой на руках и широко улыбнулся, а из-за его спины выглянула старуха Шапокляк и спросила так осторожненько: «Ну как она?»

Когда через минуту я пришла, наконец, в себя от кесарского наркоза, крокодил постепенно превратился в моего врача в зеленом халате, а в руках он держал Санечку – принес показать. А старуха Шапокляк видоизменилась в мою маму.

А у вас есть семейные веселые истории про беременность и роды?

источник

НЕ МОГУ НЕ ПОДЕЛИТЬСЯ ЭТИМ ДОСТОЯНИЕМ.

Потом молодой симпатичный врач зашивал меня. Долго, 2 часа. Я уже прикалывалась — тама, что? Он картину Пикассо вышивает крестиком?

И тут акушер ка сказала: «А теперь давай попробуем на схватке глубоко вздохнуть, а выдохнуть попой. Слабо?»

Потом какая-то «милая женщина» прикатила каталку, я перебралась на нее и она вывезла меня из родовой… ногами вперед… блин.

Ощущения от схватки примерно такие: если съесть килограмм незрелых слив, от этого скрутит живот, только еще умножить на 100 + дубасят поленом по пояснице.

надо же, как это нелегко оказывается, достать ребенка! Вот подошел еще один доктор, новый – подмогу они позвали что ли? Тянут-потянут, вытянуть не могут.

Первое кормление у нас было веселым . Мы к нему давно готовились, и с Федькой уже подробно обсудили до этого, что ротик надо открывать широко, как волченок пасть открывает, чтобы весь сосочек в рот попадал и все такое…и вот приносит мне молоденькая сестричка мое счастье, вся такая радостная, трогательный момент, первое кормление… беру я масю, прикладываю, и в продолжение нашего с ним разговора, бодренько так: «ну вот, а теперь давай-ка, пасть открыва-а-ай…» У девочки шок, типо «вот пиндец мамашки пошли…»

вот и до коридора доползла. Там полутьма, железяки ржавые по углам, что-то брякает в шахте лифта, где-то капает в железный умывальник…и ни души…шатаясь, бреду по пустому коридору, за мной волочится кровавая простынка…фаллаут, блин…всегда мечтала сняться в триллере про зомби
В последний день пришла невропатолог по фамилии Громада и сказала, что ноги у ребенка слабые, руки еще слабее, а шея совсем плоха. Но я уже начиталась про нее всяких гадостей в Интернете и была морально готова к ее посещению. Даже порадовалась, что она не нашла ничего фатального: уж если Громада не нашла, значит, у ребенка и впрямь все неплохо.

Лена, акушерка, сказала, что сейчас 2 шовчика наложит. Наложила — не больно. Отошла, полюбовалась Позвала Молчанова, он наложил еще, отошел — стоят вдвоем, любуются Я им: «Вы что там, в «крестики-нолики» играете?!»

Когда я зашла в родовую и осмотрелась, мне показалось, что там как в анекдоте про нового русского в Эрмитаже — бедненько, но чистенько.

«Дядька с бородой священника» — это знаменитый врач Кащеев. Супер-врач, насколько я знаю. Сама лично не встречалась, подруга у него рожала. Так она, когда во время схваток его увидела, произнесла фразу, ставшую знаменитой:»Я попа не вызывала. «

Чувстую — потуги пошли, а никого в палате нет. Я потом еще узнала, что доктор мой в лифте застряла. Подумалось:»Не судьба!»

С 2-х потуг родилась головка. Акушерка радостно сообщает: «Голова родилась и глазами хлопает».

Да, еще не понравилось, что белье и пеленки детские приносили постоянно сырые. На мой вопрос — почему — тетечка -раздатчица белья обиделась и сказала:» Они не сырые, а влажные» Просто замечательно!

Меня немного разрезали, но зашиваться я согласилась только под наркозом. Придя в себя, я увидела на руках мужчины моей мечты мечту моего мужчины.

Нарядили в сорочку критической длины, при моем росте это несложно. На что медсестра бодро отозвалась: мать, ну ты хороша, с мужем же рожаешь,ну так и быть давай поменяю. Вторая была сантиметров на 8 длиннее, но безобразие прикрывала.

А потом я уползла в туалет. Это реальный ухохот! Ибо же сватки. И ещё это. действие волшебной кружки г-на Эсмарха. Едрёнть пассатижи! Я была о себе лучшего мнения, я не думала, что во мне столько.

ООО, как мне хотелось уже на этот стол. Я знала, что там надо будет только потужиться, и всё уже закончиться. Он просто в каком-то золотом сиянии виделся мне этот стол.

И вот уже мы видим нашу крошку, такую малюську. которая смотрит вокруг и говорит так обижено:»Уииииииии. » по-французски, надо думать.

Потом было еще много чего: первое поедание сиси. отдых в родзале. смски родным. но это уже потом. а рассказище и так уже получился длиннющий. Кто его осилит, даже не знаю. Медаль тому!! Я вот поставила прокипятиться ребенкину соску и ножницы, а пока писала, о них забыла, вода выкипела, все сгорело, прилипло к кастрюльке и воняет паленой пластмассой

А дочь засела крепко. приняла оборонительную позицию, и ни в какую. Мы уж и упрашивали её, и папа за ней заходил неоднократно, и шуруповёрт обещал ей показать (причем на мои возражения, что доче это вряд ли интересно, он не реагировал), и мопед купить.. А она сидит, и хоть бы что.

Мне сделали эпидуральную анестезию. Не скажу, как многие, что это благодать. Полегче, конечно, но какая-то хитрая физиология у меня оказалась. Подвела! Левая часть моего беременного тела никак не хотела подчиняться и рожала без всяких анестезий.

На все уговоры врача тужиться мое тело отвечало полным непониманием. Ни 5 лет в университете, ни владение языками, ни большой жизненный опыт – ничто не помогало. И тут доктор произнес одно волшебное слово… КАКАЕМ . И тут я все поняла!

«Раздевайтесь. Драгоценности, одежду и нижнее белье отдавайте мужу – Вам они больше не понадобятся». Достойный ответ дежурного врача, на мои робкие попытки сообщить «А вдруг у меня схватки ложные – так я домой пойду», — «Из этого здания на вашем сроке выходят или уже родившие, или не выходят вообще».

Ощущения были ужасные. Казалось, что кто-то засунул мне зонтик в задний проход, а затем раскрыв его тянет изо всех сил.

Мне порекомендовали никуда не уходить, а полежать еще с часик на родильном столике с куском льда на животике, который стал вдруг такой впалый и напоминал воронку после взрыва.

Надо сказать, что роды меня пугали неимоверно: я вспомнила жуткую фразу из старого журнала, то ли «Работница», то ли «Крестьянка», прочитанную в далеком детстве: «во время родов женщина испытывает нагрузку, сопоставимую с нагрузкой солдата, в полной боевой выкладке совершающего марш-бросок на 80 километров». От этого стало не легче…

Сделали все маложивописные, но необходимые процедуры, выдали казенную рубашечку фасона «мешок из-под сахара с бантиком»

Через несколько минут все уже было окончено: появился мой сынок. Он был похож на котенка, инопланетянина и лягушонка сразу.

Схватка похожа сложную волну. Вот, ты встаешь на доску и, подгоняемый ветром, по нежной глади несешься навстречу солнцу – тебе хорошо. Ты замечаешь легкую волну, метр за метром, она набирает силу, ты готовишься, аккумулируешь свои силы и интеллект. И, о боже, ты на гребне! Упасть (кричать) нельзя, и ты рычишь как раненный бизон. Это может длиться долго. Тут волна тебя медленно опускает, ты блаженствуешь. Почти наркотический приход.

А потом как в сказках вдруг откуда ни возьмись, непонятно как, совершенно неожиданно появился мальчик. Такой синий с розовым, с такой круглой головой, с такими смешными треугольными ушами и сказал ква-ква-кваааа….Ох…

Еда вкусностью не отличается, но есть можно. Ложки выдают под расписку,

Оказалось, что я была – ух ты — БЕРЕМЕННА! На самом деле, по настоящему. И все же не верилось. Я скупила очередную оптовую партию тестов, тонну или две, и с маниакальным упорством наслаждалась тем, как раз за разом проявляются две ярко-красные полоски…

Потом при шла медсестра и сказала : «Снимай бюстгальтер, пойдем делать клизму». Какая тут связь, я до сих по не пойму, но тогда послушалась. И затем, надолго оккупировав туалет, слушала за дверью ругательства тех, кто не мог туда попасть целую вечность. Слушала и молчала, чтобы не побили, типа закрыто, и все.

Одно из самых памятных впечатлений молодости моей мамы обеспечил коллега, преподаватель и профессор, а по совместительству отец. восьмерых дочерей. Дело в том, что профессор страстно хотел иметь сына. У Бога, между тем, тоже имеется чувство юмора — и каждый раз, стоя на крыльце роддома, профессор получал кулек, завязанный розовой ленточкой. После восьмой попытки он наконец успокоился.

Я совершенно офигевшая смотрю на родившегося малыша, он офигевший еще больше смотрит на меня.

Не бойтесь рожать! Ведь истинное счастье — это когда твое чудо, по пояс перемазанное одновременно в банане, йогурте и каше вдруг, во внезапном порыве нахлынувших на него нежных чувств прижимается к твоей груди и верещит на всю квартиру: «Мамамама! МАМА!», а потом заглядывает тебе в глаза и хохочет.

Врач настоятельно п осоветовала мне родить на 39 неделе, не перехаживать (для этого секс ежедневный, физкультура активная, на карачках стоять подольше Вот уже и ПДР прошел, а малыш вылезти так и не соизволил. Ни интенсивное стояние на карачках ни мужетерапия не помогали. Муж уже начал прятаться от меня и молить о пощаде

Мы стали учиться тужиться. Олечка так хорошо помогала мне! Прижимала ноги к ушам, говорила, что надо делать.

Всё началось тем самым ноябрьским вечером. Я отдыхала на диване, муж играл в комп. И тут я услышала тихий зов моего мобильного. Сообщение гласило следующее, цитирую: «Доченька, папа хочет внука! Ну, где я ему на даче, в 22 часа, ночью, внука возьму?!» Ошалело поглядев в экран мобильного я отправила ответ: «Вы чего там курите. » И прочитала послание мужу. На что он, добив очередной немецкий бомбардировщик, заявил: «Папу надо слушаться!»

Кто там, внутри меня, науке было не известно. В смысле, врачи не знали, мальчика или девочку предстоит мне родить. Дитя до последнего поворачивалось на УЗИ попкой, а в последний раз для верности конспирации еще и закрыло лицо рукой.

Мужественно взяв себя в руки, я решила провести все предродовые процедуры на дому . Вот этим делом мы с мужем и занялись. Думаете, успешно? Не тут-то было. В это самое время выключают электричество, и мы оказываемся в прямом смысле в интересном положении с бритвой в руках. Эх, если бы все мужчины прошли курс «молодого бойца», как в ту ночь мой муж! В одной руке свеча, в другой бритва, и стонущая рожающая жена перед глазами.

Сынуля у меня оказался ленивым и не торопился выглянуть на свет божий. В пол восьмого пришел муж, и врач бодрым голосом объявила: «Супруг пришел, запускать?» На что я ответила: «Не надо, я сама умру!»

Девушки на дородовом отделении , пребывая в блаженной неге после обеда, любили устр аивать околофилософские посиделки (хотя в нашем положении их можно назвать «полежалки»).

О бытовых условиях 67 роддома можно писать долго и с упоением — ибо, что ни вспомни, все ужас-ужас.

—Вот это Васька. Вот это яйца!
Что? Где? Кто? Ой! Вот этот голубенький с яйцами, который на акушерку писает — это моё? Лохматый-то какой!

Конечно же, это полный бардак, когда рожающую женщину оставляют одну без помощи медперсонала. Я при начале невыносимых схваток вцепилась во врача мертвой хваткой и не отпускала ее от себя. К счастью для нее , это длилось не так уж и долго – часа три .

Наш малыш родился 23 апреля в год Мышки. Муж родился в год кота, а я в год Собаки. Вот такая у нас семейка. Только Репки не хватает!

Несмотря на все описанное, в этом жутком месте хотелось есть. Три раза в день зычный голос протяжно оповещал: «Завтрак! Обед! Ужин!». Умилительна была бабулька-раздатчица. С одной стороны, благодаря ее медлительности я иногда успевала прискакать за едой, с другой — она реально создавала пробки. Особенно хорошо у нее получалось большущей поварешкой стряхивать кашу в тарелку из бидончика. Это занимало минуту-две. Бабулька невозмутимо трясла густую кашу, при этом сама явно была не в этой реальности, а у всех остальных, наблюдавших за процессом, возникало желание как-то помочь упасть каше в тарелку. Некоторые даже робко говорили: «Может, я сама?» Но она никак не реагировала и продолжала трясти. С супами у бабульки получалось лучше, но обязательно до краев. Неси, как хочешь

Помню анестезиолога, похожего на деревенского мясника, один вид которого уже сам по себе был сравним с наркозом.
— И к акую тебе анестезию делать, девочка, сакральную или эпидуральную?

Тест я выкинула, т.к. через минуту он мне не показал второй полосы (нет чтоб ы 5 мин подождать , как написано) . П отом часика через два думаю : «Д ай-ка посмотрю, может что-нибудь там изменилось ?» . Залезла в мусорное ведро, а там жирная 2 полоса. Первая мысль: «А м ожет это химическая реакция с мусорными миазмами произошла ?»

Меня начало «полоскать,» наверное, с 1 дня залета. И с точностью до дня — ровно 3 месяца рвало, постоянно. Чтоб далеко не ходить к экзаменам готовилась в туалете.

Боже, как воняет мир во время беременности!

Всю беременность мучает одна проблема — перед сном печет гм. пониже поясницы, у врача спросить стесняюсь. Захожу в интернет, ввожу в поисковик «печет ягодицы», «горит попа», но так ничего и не нашла . Добрый муж уверяет, что это растет хвост.

В такси оказывается, что не вся вода из меня вылилась дома, о чем малодушно молчу, но чтобы хоть как-то заглушить пробивающийся голос совести оставляю хорошие чаевые таксисту.

(Роды происходят в Германии)
Муж стоит рядом, говорю ему, что трогать и массировать меня не надо, периодически прошу его спросить, скоро ли рожу. Он спрашивает у акушерки, она говорит: «No», а он мне переводит: «Да». Я не глухая, но все-таки ему верю, мне так легче.

И тут — внимание! Во всем роддоме отключают электричество! Свет гаснет, я в полной темноте на родильном кресле, потуги и процесс родов я уже остановить не в состоянии, хотя меня виновато спрашивают, могу ли я не тужиться какое-то время. Когда понимают, что не могу, звучит новая команда: «Всем принести сотовые телефоны, включить их и направить сами понимаете куда!» Я, обалдевая от всего происходящего, вижу, как полукругом, напротив моих ног, выстраивается человек пять с включенными телефонами, слышу, что врач жалуется, что света не достаточно, кричу, что бы взяли с кровати мой сотовый (у него очень большой экран). К всеобщей иллюминации присоединяют свет от экрана моего мобильника, краем уха слышу, что, действительно, он один светит, как их пять, и чувствую, как на очередной потуге рождается головка.

Побежала в ванну бриться. Все-таки приятнее это сделать самой дома, чем в роддоме с чьей-то помощью. К тому же хотелось все сделать красиво. (После родов, когда живота не стало, пошла в душ и обалдела. Только человек в бессознательном состоянии мог сделать такое! Как будто пьяный тракторист по полю проехал.)

Схватки были уже очень сильные и больнючие. Я в полубессознательном состоянии попросила меня усыпить, на что получила ответ, что усыпляют только кошек и собак.

Очень запомнилось первое мытье маленькой попки. Уревелись с дочкой обе, я от страха уронить, дочка от бесцеремонного отношения

Мне врач УЗИ вначале сказал, что у меня двойняшки. Я, конечно, потеряла дар речи. А потом говорит, что и на тройняшек похоже. Но, тут увидев мои большие глаза, стала внимательнее всматриваться в монитор. Смотрела минут пять. Потом говорит: «Нет, все это один плод».

Пока меня зашивали, я спросила, а что там за чудо-укол для сокращения матки сделали Наташе Королевой. Евгений Халитович заверил, что мне сделали ровно такой же и что я теперь не хуже Королевой, а в общем-то лучше, потому что высокая. Не думаю, что последнему обстоятельству он был впоследствии очень рад, ведь с операционного стола на каталку врачи сгружали меня вчетвером, а бедный Евгений Халитович даже порвал от напряжения операционные штаны.

Говорят, тужься! Смешные они, думаю, а где силы взять? 14 часов болей! Говорю, не, я умираю, вы меня разрежьте, дочу достаньте, а я умираю.

(после кесарева)
К утру мне разрешили походить в позе «старуха Изергиль».

Корм или детишек строго по расписанию, несмотря на их дикие крики. Примерно за 10 минут до часа икс у закрытых дверей детского отделения начинают, как голодные волки, бродить мамаши. Но медсестры непреклонны – не пускают никого.

Каждую ночь я ложилась спать и начинала фантазировать, гладя свой животик. вот доченька впервые взглянула на меня, вот она впервые мне улыбнулась, а вот её первый шаг, а вот мы уже идем по улице, я веду её за ручку, она хохочет, а я всем своим видом показываю, как я счастлива, ведь я – мама. Засыпала я обычно в тот момент, когда выдавала дочку замуж.

И вот дата осмотра – срок 38 недель и 4 дня . С колотящимся сердцем иду в приемное отделение. И тут мне навстречу выбегает кот и начинает ластиться к моим ногам! Я, ошарашенная таким радушным приемом, стою у входа в приемное отделение, а акушерка, увидев эту картину, будничным голосом сообщает, что я рожу в ближайшие сутки-двое (при этом она даже не знала, какой у меня срок!). Немного позже мне объяснили, что по поведению этого кота безошибочно уже несколько лет определяют, кто из женщин, лежащих в предродовом отделении будет рожать в ближайшие сутки-двое. Точность 100%

Я не помню, что я кричала, помню, что кровать моя начала ездить по всей предродовой. Мне так легче было . Привели еще одну девочку, ей сразу поставили укол, и она спала. Когда я проезжала в очередной раз на кровати, с воплями, мимо девочки, она открыла глаза и сказала: «Не мешай мне спать».

источник

Малышман